Страница:Гадмер. Уральские легенды. 1915.pdf/39

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


они совсѣмъ ужъ было хотѣли отпустить его вмѣстѣ съ женой на всѣ четыре стороны. Но все дѣло испортила служанка, остававшаяся при домѣ. Она разсказала, что къ Монгу прилеталъ воронъ, и принесъ ему какой-то свертокъ. И этотъ свертокъ Монгъ передалъ сыновьямъ, наказавъ хранить его какъ зѣницу ока.

— Не иначе, что онъ знается съ нечистой силой, и она указываетъ ему, гдѣ лежитъ въ землѣ золото,—прибавила служанка;—я сама слышала, какъ онъ нѣсколько разъ поминалъ сыновьямъ про золото и говорилъ, что теперь имъ хорошо будетъ жить—лучше прежняго.

— Такъ вотъ почему онъ и ключи-то намъ отдалъ!—замѣтилъ кто то;—потому онъ теперь добромъ своимъ и не дорожитъ, что имѣетъ въ виду кое-что получше.

Это предположеніе, вмѣстѣ съ сообщеніемъ служанки, произвело на всѣхъ сильное впечатлѣніе. Теперь уже никто не вѣрилъ въ искренность Монга и не сомнѣвался, что послѣдній замышляетъ какой-то хитрый планъ. Общее настроеніе стало враждебнымъ и воинственнымъ.

— Сказывай, гдѣ золото? куда скрылись твои сыновья?—кричали со всѣхъ сторонъ.

Монгъ ничего не отвѣтилъ.

Его схватили и начали пытать, пока не замучили до смерти.

Вѣрная Джани не видѣла его кончины. При первыхъ грозныхъ окрикахъ толпы она упала замертво, и жизнь незамѣтно отлетѣла отъ нея.

И не видѣли оба того, что творилось безъ нихъ въ ихъ родномъ насиженномъ гнѣздѣ.

Тамъ звенѣли ключи, гремѣли замки, открывались сундуки кованные, вынималось хозяйское добро.

Не обошлось дѣло безъ споровъ и ссоры; не мало было разочарованія и недовольства. Въ сундукахъ оказалась только одежда да утварь, а золота, котораго такъ жадно добивались грабители, такъ и не оказалось.

— Гдѣ же золото?—кричали они;—гдѣ наше золото, которое мы съ такимъ трудомъ добыли изъ земли. Вѣрно, оно хранится гдѣ-нибудь въ другомъ мѣстѣ? Но гдѣ? Не тамъ ли скрываются и

Тот же текст в современной орфографии

они совсем уж было хотели отпустить его вместе с женой на все четыре стороны. Но всё дело испортила служанка, остававшаяся при доме. Она рассказала, что к Монгу прилетал ворон, и принес ему какой-то сверток. И этот сверток Монг передал сыновьям, наказав хранить его как зеницу ока.

— Не иначе, что он знается с нечистой силой, и она указывает ему, где лежит в земле золото, — прибавила служанка; — я сама слышала, как он несколько раз поминал сыновьям про золото и говорил, что теперь им хорошо будет жить — лучше прежнего.

— Так вот почему он и ключи-то нам отдал! — заметил кто-то; — потому он теперь добром своим и не дорожит, что имеет в виду кое-что получше.

Это предположение, вместе с сообщением служанки, произвело на всех сильное впечатление. Теперь уже никто не верил в искренность Монга и не сомневался, что последний замышляет какой-то хитрый план. Общее настроение стало враждебным и воинственным.

— Сказывай, где золото? куда скрылись твои сыновья? — кричали со всех сторон.

Монг ничего не ответил.

Его схватили и начали пытать, пока не замучили до смерти.

Верная Джани не видела его кончины. При первых грозных окриках толпы она упала замертво, и жизнь незаметно отлетела от неё.

И не видели оба того, что творилось без них в их родном насиженном гнезде.

Там звенели ключи, гремели замки, открывались сундуки кованные, вынималось хозяйское добро.

Не обошлось дело без споров и ссоры; немало было разочарования и недовольства. В сундуках оказалась только одежда да утварь, а золота, которого так жадно добивались грабители, так и не оказалось.

— Где же золото? — кричали они; — где наше золото, которое мы с таким трудом добыли из земли. Верно, оно хранится где-нибудь в другом месте? Но где? Не там ли скрываются и