Страница:Гадмер. Уральские легенды. 1915.pdf/45

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


окрестные домики и заставила ихъ разступиться.

На верхушкѣ горы, точно крестъ на шапкѣ Мономаха, возвышается остроконечная кровля какого-то зданія, не похожаго на городскіе дома.

Это и есть Плѣшивая гора; а на ней—обсерваторія.

Это скажетъ вамъ всякій изъ жителей Екатеринбурга. Но не всякій знаетъ легенду о происхожденіи горы.

Ее хорошо знали грачи, еще не такъ давно гнѣздившіеся на верхушкахъ сосенъ, одѣвающихъ склоны горы. (На вершинѣ горы нѣтъ никакой растительности, почему она и названа Плѣшивой). Но теперь грачи перестали селиться въ этомъ мѣстѣ.

Завѣдующій обсерваторіей нашелъ, что во-первыхъ, грачи при постройкѣ своихъ гнѣздъ, обламываютъ сучья деревьевъ и такимъ образомъ портятъ рощу; во-вторыхъ,—что они обладаютъ далеко не музыкальнымъ голосомъ, хотя сами они видимо считаютъ свое пѣніе пріятнымъ и потому не скупятся угощать имъ каждаго желающаго и не желающаго ихъ слушать.

Началось ожесточенное преслѣдованіе непризнанныхъ пѣвцовъ. Загремѣли выстрѣлы, повалились на землю окровавленные отцы и матери семействъ, попадали изъ гнѣздъ безперые птенцы.

Видя такое побоище, уцѣлѣвшіе грачи съ крикомъ перекочевали за черту города въ ближайшій лѣсъ. Долго не могли они успокоиться и шумно обсуждали, постигшее ихъ, несчастье, съ негодованіемъ бранили на своемъ языкѣ жестокихъ преслѣдователей, громко жалѣли убитыхъ товарищей. Долго не могли они забыть насиженнаго мѣста и нѣсколько лѣтъ подъ рядъ, возвращаясь весной изъ теплыхъ странъ, пробовали вновь водвориться на старомъ пепелищѣ.

Но враги были неутомимы, и бѣднымъ грачамъ пришлось-таки въ концѣ концовъ распроститься съ Плѣшивой горой.

А какъ хорошо жилось имъ тамъ! Сколько грачиныхъ поколѣній вывелось подъ защитой старыхъ, приземистыхъ сосенъ.

Съ восходомъ солнца, когда первые лучи его, не грѣя, пробѣгали по верхушкамъ сосенъ, все населеніе грачей про-

Тот же текст в современной орфографии

окрестные домики и заставила их расступиться.

На верхушке горы, точно крест на шапке Мономаха, возвышается остроконечная кровля какого-то здания, не похожего на городские дома.

Это и есть Плешивая гора; а на ней — обсерватория.

Это скажет вам всякий из жителей Екатеринбурга. Но не всякий знает легенду о происхождении горы.

Ее хорошо знали грачи, еще не так давно гнездившиеся на верхушках сосен, одевающих склоны горы. (На вершине горы нет никакой растительности, почему она и названа Плешивой). Но теперь грачи перестали селиться в этом месте.

Заведующий обсерваторией нашел, что во-первых, грачи при постройке своих гнезд, обламывают сучья деревьев и таким образом портят рощу; во-вторых, — что они обладают далеко не музыкальным голосом, хотя сами они видимо считают свое пение приятным и потому не скупятся угощать им каждого желающего и не желающего их слушать.

Началось ожесточенное преследование непризнанных певцов. Загремели выстрелы, повалились на землю окровавленные отцы и матери семейств, попадали из гнезд бесперые птенцы.

Видя такое побоище, уцелевшие грачи с криком перекочевали за черту города в ближайший лес. Долго не могли они успокоиться и шумно обсуждали, постигшее их, несчастье, с негодованием бранили на своем языке жестоких преследователей, громко жалели убитых товарищей. Долго не могли они забыть насиженного места и несколько лет подряд, возвращаясь весной из теплых стран, пробовали вновь водвориться на старом пепелище.

Но враги были неутомимы, и бедным грачам пришлось-таки в конце концов распроститься с Плешивой горой.

А как хорошо жилось им там! Сколько грачиных поколений вывелось под защитой старых, приземистых сосен.

С восходом солнца, когда первые лучи его, не грея, пробегали по верхушкам сосен, всё население грачей про-