Страница:Гадмер. Уральские легенды. 1915.pdf/47

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


цовъ и садовъ. Тамъ работа никогда не прекращалась; напротивъ, съ каждымъ годомъ для нея требовалось все болѣе и болѣе рабочихъ рукъ.

Не дешево обходились народу такія затѣи. Подати и налоги увеличивались, производства и ремесла приходили въ упадокъ. О наукахъ же нечего и говорить: ими совсѣмъ некому стало заниматься. Ханъ чувствовалъ къ нимъ непреодолимое отвращеніе, терпѣть не могъ ученыхъ и всячески гналъ ихъ. И онъ достигъ своего: почти всѣ ученые въ его царствѣ покинули свое отечество и выселились въ другія страны.

Тогда хану стало жить гораздо спокойнѣй; никто ужъ болѣе не мѣшалъ ему заниматься своими выдумками.

Ханъ былъ высокаго роста и крѣпкаго тѣлосложенія, и очень гордился этимъ. Онъ былъ увѣренъ, что выше его нѣтъ никого въ его государствѣ.


II.

Однажды, осматривая какую-то новую постройку, онъ увидѣлъ въ числѣ каменщиковъ человѣка, показавшагося ему выше, нежели онъ самъ. Это его очень встревожило. Онъ подошелъ къ каменщику и заговорилъ съ нимъ. Оказалось, что хану пришлось немного поднять голову, чтобы посмотрѣть въ глаза каменщику, когда тотъ выпрямился во весь ростъ.

Не довѣряя себѣ, боясь сознаться въ истинѣ, ханъ всталъ противъ солнца и сравнилъ обѣ тѣни. Тѣнь отъ каменщика, стоявшаго подлѣ него, была значительно длиннѣй его тѣни.

Сомнѣнія не было: ханъ не былъ первымъ по росту. И въ первую минуту онъ хотѣлъ убить каменщика; но потомъ сообразилъ, что такихъ великановъ можетъ быть наберется не одинъ десятокъ въ его государствѣ. Всѣхъ не перебьешь.

Съ этихъ поръ его стала неотступно преслѣдовать мысль: какъ увеличить свой ростъ? Съ кѣмъ посовѣтоваться объ этомъ?

Въ первый разъ ханъ пожалѣлъ, что изгналъ ученыхъ. Они придумали бы средство помочь его горю.

Но можетъ быть не всѣ ученые покинули страну.

Быть можетъ нѣкоторые изъ нихъ

Тот же текст в современной орфографии

цов и садов. Там работа никогда не прекращалась; напротив, с каждым годом для неё требовалось всё более и более рабочих рук.

Недешево обходились народу такие затеи. Подати и налоги увеличивались, производства и ремесла приходили в упадок. О науках же нечего и говорить: ими совсем некому стало заниматься. Хан чувствовал к ним непреодолимое отвращение, терпеть не мог ученых и всячески гнал их. И он достиг своего: почти все ученые в его царстве покинули свое отечество и выселились в другие страны.

Тогда хану стало жить гораздо спокойней; никто уж более не мешал ему заниматься своими выдумками.

Хан был высокого роста и крепкого телосложения, и очень гордился этим. Он был уверен, что выше его нет никого в его государстве.


II

Однажды, осматривая какую-то новую постройку, он увидел в числе каменщиков человека, показавшегося ему выше, нежели он сам. Это его очень встревожило. Он подошел к каменщику и заговорил с ним. Оказалось, что хану пришлось немного поднять голову, чтобы посмотреть в глаза каменщику, когда тот выпрямился во весь рост.

Не доверяя себе, боясь сознаться в истине, хан встал против солнца и сравнил обе тени. Тень от каменщика, стоявшего подле него, была значительно длинней его тени.

Сомнения не было: хан не был первым по росту. И в первую минуту он хотел убить каменщика; но потом сообразил, что таких великанов может быть наберется не один десяток в его государстве. Всех не перебьешь.

С этих пор его стала неотступно преследовать мысль: как увеличить свой рост? С кем посоветоваться об этом?

В первый раз хан пожалел, что изгнал ученых. Они придумали бы средство помочь его горю.

Но может быть не все ученые покинули страну.

Быть может некоторые из них