Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 3 - 1916.djvu/152

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
— 143 —

ТРЕТІЙ ОТДЪЛЪ.

Идея.

Идея есть адекватное понятіе, объективно-истинное или истинное, какъ таковое. Если нѣчто имѣетъ истину, то имѣетъ ее черезъ свою идею, или, иначе, нѣчто имѣетъ истину, лишь поскольку оно есть идея. Впрочемъ, выраженіе идея часто употреблялось въ философіи, какъ и въ обычной жизни, въ смыслѣ понятія, даже въ смыслѣ простого представленія; "я еще не имѣю никакой идеи объ этомъ судопроизводствѣ, зданіи, объ этой странѣ" имѣетъ въ виду выразить лишь представленіе. Кантъ снова закрѣпилъ за выраженіемъ идея смыслъ понятія разума. Понятіе разума должно по Канту быть понятіемъ безусловнаго, въ отношеніи же явленія — трансцендентнаго, такъ какъ оно не имѣетъ никакого адекватнаго ему эмпирическаго употребленія. Понятія разума должны служить для разумнаго пониманія (Ве§геіГей), понятія разсудка — для разсудочнаго пониманія (ѴегзіеЬеп) воспріятій. Въ дѣйствительности, однако, если послѣднія суть дѣйствительно понятія, то они суть понятія, черезъ нихъ совершается разумное пониманіе, и разсудочное пониманіе воспріятія черезъ понятія разсудка становится разумнымъ пониманіемъ. Но если разсудочное пониманіе есть лишь опредѣленіе воспріятій черезъ, напр., цѣлое, силу, причину и т. п., то оно означаетъ лишь опредѣленіе черезъ рефлексію, равно какъ подъ разсудочнымъ пониманіемъ можетъ быть подразумѣваемо лишь опредѣленное представленіе совершенно опредѣленнаго чувственнаго содержанія; такъ, если кто-либо, кому указываютъ, что дорога въ концѣ лѣса поворачиваетъ влѣво, отвѣчаетъ: я понимаю, то это пониманіе не означаетъ ничего большаго, какъ усвоеніе представленіемъ и памятью. Но и понятіе разума есть нѣсколько неловкое выраженіе, ибо понятіе есть вообще нѣчто разумное; и поскольку отличаютъ разумъ отъ разсудка и понятія, какъ такового, онъ (разумъ) есть полнота понятія и объективности. Въ этомъ смыслѣ идея есть разумное; она есть безусловное, такъ какъ лишь то имѣетъ условія, что существенно относится къ нѣкоторой объективности, но не такой, которая опредѣлена имъ самимъ, а такой, которая еще противорѣчитъ ему въ формѣ безразличія и внѣшности, свойственной еще внѣшней цѣли.

Такъ какъ выраженіе идея сохраняется для обозначенія объективнаго или реальнаго понятія, и идея отличается отъ самого понятія, а тѣмъ болѣе отъ простого представленія, то далѣе, тѣмъ болѣе должна быть отброшена та оцѣнка идеи, по которой идея признается чѣмъ-то лишь недѣйствительнымъ, и объ истинныхъ мысляхъ говорится, что онѣ только идеи. Если мысли суть нѣчто объективное и случайное, то, конечно, онѣ не имѣютъ никакой дальнѣйшей цѣны, но вслѣдствіе того онѣ не становятся ниже вре-


Тот же текст в современной орфографии

ТРЕТИЙ ОТДЪЛ.

Идея.

Идея есть адекватное понятие, объективно-истинное или истинное, как таковое. Если нечто имеет истину, то имеет ее через свою идею, или, иначе, нечто имеет истину, лишь поскольку оно есть идея. Впрочем, выражение идея часто употреблялось в философии, как и в обычной жизни, в смысле понятия, даже в смысле простого представления; "я еще не имею никакой идеи об этом судопроизводстве, здании, об этой стране" имеет в виду выразить лишь представление. Кант снова закрепил за выражением идея смысл понятия разума. Понятие разума должно по Канту быть понятием безусловного, в отношении же явления — трансцендентного, так как оно не имеет никакого адекватного ему эмпирического употребления. Понятия разума должны служить для разумного понимания (Ве§геиГей), понятия рассудка — для рассудочного понимания (ИегзиеЬеп) восприятий. В действительности, однако, если последние суть действительно понятия, то они суть понятия, через них совершается разумное понимание, и рассудочное понимание восприятия через понятия рассудка становится разумным пониманием. Но если рассудочное понимание есть лишь определение восприятий через, напр., целое, силу, причину и т. п., то оно означает лишь определение через рефлексию, равно как под рассудочным пониманием может быть подразумеваемо лишь определенное представление совершенно определенного чувственного содержания; так, если кто-либо, кому указывают, что дорога в конце леса поворачивает влево, отвечает: я понимаю, то это понимание не означает ничего большего, как усвоение представлением и памятью. Но и понятие разума есть несколько неловкое выражение, ибо понятие есть вообще нечто разумное; и поскольку отличают разум от рассудка и понятия, как такового, он (разум) есть полнота понятия и объективности. В этом смысле идея есть разумное; она есть безусловное, так как лишь то имеет условия, что существенно относится к некоторой объективности, но не такой, которая определена им самим, а такой, которая еще противоречит ему в форме безразличия и внешности, свойственной еще внешней цели.

Так как выражение идея сохраняется для обозначения объективного или реального понятия, и идея отличается от самого понятия, а тем более от простого представления, то далее, тем более должна быть отброшена та оценка идеи, по которой идея признается чем-то лишь недействительным, и об истинных мыслях говорится, что они только идеи. Если мысли суть нечто объективное и случайное, то, конечно, они не имеют никакой дальнейшей цены, но вследствие того они не становятся ниже вре-