Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Май.djvu/261

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
262
День восьмой

Теперь иноки могут про меня сказать: «Голубь, вылетевший из ковчега Ноева, не находя твердой почвы под ногами своими, возвратился к Ною в ковчег»[1].

Такими словами преподобного ученики утешились и с тех пор пребывали с ним неразлучно до самой кончины святаго.

Однажды, когда преподобный находился в келлии своей, ему было такое откровение от Бога. Ему послышался Голос:

«Выйди из келлии твоей, и Я покажу тебе дела человеческие».

Старец, вышед из келлии, пришел как бы в некий восторг. Он увидел Ангела Божия, который взял его за руку и повел в одно место; здесь он показал ему черного человека, рубившего дрова и наготовившего их очень много; затем человек тот хотел взять дрова, которые нарубил, на плечи и нести, но не мог этого сделать, потому что дров было слишком много. Однако, вместо того, чтобы несколько поубавить дров из вязанки, человек тот продолжал снова рубить дрова и снова пытался поднять их, но уже совершенно не мог; однако все более рубил дров и все более увеличивал ношу свою. Затем Ангел Божий показал преподобному в другом месте человека, стоявшего около колодца и черпавшего воду в дырявый сосуд; вода вытекала из сосуда и снова возвращалась в колодезь, но человек, черпавший воду, продолжал понапрасну трудиться. Наконец, Ангел показал преподобному новое видение: Арсений увидел церковь с раскрытыми дверями и двух всадников, имевших по бревну в руках; всадники эти хотели проехать сквозь церковные двери, но не могли, потому что бревна были поперек пути; один всадник мешал другому расположить бревно вдоль пути; вместо того, чтобы одному уступить дорогу другому, всадники пытались пройти сквозь дверь одновременно и потому все время суетились около двери и никак не могли войти в церковь.

После всего этого старец спросил Ангела:

— Что знаменует видение это?

Ангел же сказал ему:

— Два человека, имеющие в руке по бревну — это образ мужей добродетельных, но гордых, не желающих смириться