Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Май.djvu/739

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
740
День двадцать восьмой

хвалявшею Христа, Бога своего, тотчас вскочили, разодрали одежды свои, с великим гневом схватили девицу и повлекли ее к игемону. Придя к игемону, они сказали:

— Погуби волшебницу эту!

И был шум и вопль среди всего народа того, разгневавшегося на сокрушение идолов; все кричали, взывая:

— О игемон! Поскорее погуби эту волшебницу!

Игемон приказал отрезать святой мученице сосцы и заключить ее в темницу, дабы иметь время размыслить, какой лютой смерти предать ее. И пребыла в темнице святая пять дней.

В это время прибыл в Коринф на место Перинния другой игемон, по имени Иустин. Ему было возвещено о мученице Еликониде, о страдании ее и о сокрушении ею идолов. Иустин же, весьма ревновавший о богах своих, преисполнился великой ярости на Еликониду за сокрушение ею идолов и приказал как можно сильнее разжечь пещь. И разжигаема была пещь та в продолжении трех дней; затем Иустин приказал бросить в пещь эту святую Еликониду. Святая же, подобно древним отрокам в Вавилоне, ликовала посреди пещи, прославляя и благословляя Господа, ибо огонь был для нее как бы росою и пламень огненный как бы прохладным ветром. Затем из пещи вышло большое пламя и устремилось на стоявших кругом язычников; при этом было сожжено до семидесяти мужчин; святая же спустя довольно продолжительное время вышла из огня невредимой.

Игемон сказал, обратившись к ней:

— Скажи нам, скверная женщина, какими волхвованиями ты возмогла преодолеть силу огненную?

Отвечала святая:

— Христос, Господь мой, Которого ты не видел и Которого ты видеть не можешь, придя ко мне, остудил пламень печи.

Не веря этому, игемон приказал принести пред судилище постель медную; велел разжечь ее и положить на нее святую пред глазами своими. Приказав разжигать постель снизу углями, игемон сказал:

— Теперь посмотрим, придет ли Христос спасти ее.

В то время как святая была мучима так, из нее изошло столь много крови, что она погасила огонь; постель же ее остыла.