Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Февраль.djvu/396

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
398
День двадцать второй

Святые же отвечали:

— Знай, нечестивый и неведающий Бога нашего царь, что как ты далеко отстоишь от любви Христа и истинного света, будучи помрачен тьмою бесовского заблуждения, так и мы не чувствуем мук, которые ты нам причиняешь, ибо ум наш просвещен верою и любовью Христа Бога нашего. Придумай же, мучитель и служитель бесов, каким новым и тягчайшим мукам предать нас; душа наша жаждет и Христова любовь в нас желает чрез страдание разрешиться от тела и увидеть Бога Живаго, царствующего во веки.

Услышав это, мучитель возгорелся еще большею яростью и велел развести большой огонь, чтобы бросить в него святых мучеников.

Тогда был разведен большой огонь; святые же не ждали, чтобы слуги мучителя бросили их в огонь, но сами приступили к нему, как к воде, и войдя в средину костра, ходили невредимыми в огне, укоряя мучителя и посрамляя его богов. Все присутствовавшие дивились такому славному чуду. Но мучитель, как сосуд погибели, не хотел познать, что святым помогает сила Божия, которою они и побеждают силу огня, но с еще большей яростью старался погубить святых. Он повелел вывести из огня святых страдальцев, которым не причинило никакого вреда сильное пламя, и привязать их к тем деревьям, на которых обыкновенно подвергали мучениям преступников, и — безжалостно строгать тела святых железными когтями. Святые же мужественно претерпели и это лютое мучение, не боясь телесных страданий. Даже народ дивился ярости и безумию царя. Святый же Маврикий, обратившись к царю, сказал ему:

— Нечестивый и скверный мучитель, неужели ты не видишь своей слабости, неужели ты не сознаешь своего ничтожества; ведь Фотин, малый юноша, мог перенести столько лютых мучений; этим он сокрушил и сломил силу твоего беззаконного царства. Как же ты можешь одолеть всех нас, сам будучи побежден и посрамлен молодым юношей?

Максимиан с яростью взглянул на святаго и, заскрежетав зубами, повелел тотчас же усекнуть мечом святаго юношу Фотина пред глазами его отца; этим он хотел отомстить Маврикию; он думал, что сильно опечалит смертью сына отца