Страница:История торговых кризисов в Европе и Америке (Вирт) 1877.pdf/113

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

двадцатыхъ годовъ неурядица началась съизнова, такъ что тогдашній президентъ, Джексонъ, въ своихъ годичныхъ посланіяхъ 1829 и 1833 гг. счелъ нужнымъ высказаться въ очень энергичныхъ выраженіяхъ противъ системы бумажныхъ денегъ, поддерживаемой банками и поощряющей необузданный духъ спекуляціи. Въ то время какъ разъ начиналась борьба противъ слишкомъ широкаго (latitudinarian) толкованія конституціи, — борьба, въ которой партія южанъ заходила такъ далеко, что самому существованію конституціи грозила опасность. Такъ какъ уже и въ то время въ основѣ всѣхъ этихъ несогласій пробивался вопросъ о невольничествѣ, то вожаки южанъ старались по возможности ограничить дѣйствіе союзной конституціи и оказывали энергичное сопротивленіе Сѣвернымъ штатамъ, которые настаивали на возможно широкомъ ея толкованіи сообразно съ потребностями времени. Южане говорили сѣверянамъ: вы имѣете лишь ту власть, которая вамъ дана опредѣленно выраженными постановленіями конституціи; никакого добавочнаго смысла вы не имѣете права вкладывать въ нее отъ себя.

Вопросъ о правѣ выпускать банковые билеты былъ однимъ изъ первыхъ, на которыхъ обѣ партіи помѣрялись силами. Сѣверяне, основываясь на аналогіи съ закономъ о звонкой монетѣ, хотѣли отстоять за союзомъ право выпускать и бумажныя деньги. Южане оспаривали правильность такого распространенія вышеупомянутаго закона. Имъ удалось склонить на свою сторону тогдашняго президента, не взирая на то, что онъ былъ предметомъ обожанія для демократическихъ массъ, и они такъ возстановили его противъ банка Соединенныхъ Штатовъ, что онъ отказался возобновить привиллегію этого банка. Черезмѣрность выпуска непокрытыхъ билетовъ, которою мотивировался этотъ отказъ, хотя и могла казаться весьма вѣскимъ аргументомъ въ его пользу, была въ сущности не болѣе какъ предлогомъ; Джексону не было никакой необходимости уничтожить за одно съ злоупотребленіемъ и самое учрежденіе. Реформа закона о банкахъ и надлежащее ограниченіе полномочій директоровъ могли бы стольже дѣйствительно пресѣчь злоупотребленіе, чему примѣромъ могли служить другіе большіе банки въ Европѣ. Мѣра эта не лишила бы торговлю столь важнаго для нея учрежденія и не послужила бы поводомъ къ возникновенію множества маленькихъ, непрочныхъ банковъ; такимъ образомъ, англійскій и американскій торговый міръ не подвергся бы тѣмъ грандіознымъ плутнямъ, которыя впослѣдствіи производились какъ разъ подъ фирмою банка Соединенныхъ Штатовъ, сдѣлавшагося частнымъ учрежденіемъ.

Но мы забѣгаемъ впередъ въ своемъ разсказѣ, почерпнутомъ — и на этомъ мы особенно настаиваемъ — изъ источниковъ, благопріятныхъ Джексону и партіи Юга, а потому страдающихъ, по всѣмъ вѣроятіямъ, нѣкоторымъ пристрастіемъ. Въ особенности со стороны президента неумѣстно было, какъ мы сей часъ увидимъ, укорять основателей банка въ своекорыстныхъ мотивахъ: онъ и

Тот же текст в современной орфографии

двадцатых годов неурядица началась сызнова, так что тогдашний президент Джексон в своих годичных посланиях 1829 и 1833 года счел нужным высказаться в очень энергичных выражениях против системы бумажных денег, поддерживаемой банками и поощряющей необузданный дух спекуляции. В то время как раз начиналась борьба против слишком широкого (latitudinarian) толкования конституции — борьба, в которой партия южан заходила так далеко, что самому существованию конституции грозила опасность. Так как уже и в то время в основе всех этих несогласий пробивался вопрос о невольничестве, то вожаки южан старались по возможности ограничить действие союзной конституции и оказывали энергичное сопротивление северным штатам, которые настаивали на возможно широком ее толковании сообразно с потребностями времени. Южане говорили северянам: «Вы имеете лишь ту власть, которая вам дана определенно выраженными постановлениями конституции; никакого добавочного смысла вы не имеете права вкладывать в нее от себя».

Вопрос о праве выпускать банковые билеты был одним из первых, на которых обе партии померились силами. Северяне, основываясь на аналогии с законом о звонкой монете, хотели отстоять за союзом право выпускать и бумажные деньги. Южане оспаривали правильность такого распространения вышеупомянутого закона. Им удалось склонить на свою сторону тогдашнего президента, невзирая на то, что он был предметом обожания для демократических масс, и они так восстановили его против Банка Соединенных Штатов, что он отказался возобновить привилегию этого банка. Чрезмерность выпуска непокрытых билетов, которою мотивировался этот отказ, хотя и могла казаться весьма веским аргументом в его пользу, была, в сущности, не более как предлогом; Джексону не было никакой необходимости уничтожить заодно с злоупотреблением и само учреждение. Реформа закона о банках и надлежащее ограничение полномочий директоров могли бы столь же действительно пресечь злоупотребление, чему примером могли служить другие большие банки в Европе. Мера эта не лишила бы торговлю столь важного для нее учреждения и не послужила бы поводом к возникновению множества маленьких, непрочных банков; таким образом, английский и американский торговый мир не подвергся бы тем грандиозным плутням, которые впоследствии производились как раз под фирмою Банка Соединенных Штатов, сделавшегося частным учреждением.

Но мы забегаем вперед в своем рассказе, почерпнутом — и на этом мы особенно настаиваем — из источников, благоприятных Джексону и партии Юга, а потому страдающих, по всей вероятности, некоторым пристрастием. В особенности со стороны президента неуместно было, как мы сейчас увидим, укорять основателей банка в своекорыстных мотивах: он и