Страница:История торговых кризисов в Европе и Америке (Вирт) 1877.pdf/137

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

въ то же время, побудили фабрикантовъ ограничить потребленіе этого продукта. Не обращая вниманія на это, банкъ Соединенныхъ Штатовъ продолжалъ посылать тюки за тюками въ Гавръ и Ливерпуль. Всѣ предостереженія, приходившія изъ Англіи и Франціи, были напрасны. Такъ какъ продажи запасовъ, произведенныя въ Гаврѣ въ февралѣ и въ мартѣ 1839 г. дали убытокъ, то агенты банка стали удерживать хлопокъ въ своихъ складахъ, давая запасамъ наростать такимъ образомъ еще больше. Какъ скоро Бидль узналъ, что въ торговлѣ хлопкомъ наступилъ застой, онъ тотчасъ же принялъ мѣры, чтобы предупредить угрожавшее затрудненіе новымъ расширеніемъ своихъ предпріятій. Не знаешь, удивляться ли смѣлости этого человѣка, или же смѣяться надъ нимъ. Съ одной стороны, онъ выступилъ съ проектомъ основанія новаго банка въ Нью-Іоркѣ (какъ извѣстно, мѣстопребываніемъ банка Соединенныхъ Штатовъ была Филадельфія) съ основнымъ капиталомъ неменѣе, какъ въ 50,000,000 дол. Съ другой стороны, онъ выпустилъ несмѣтное количество новыхъ долгосрочныхъ „почтовыхъ билетовъ“, на которые онъ накупилъ значительное количество американскихъ бумагъ, какъ-то: акцій желѣзныхъ дорогъ, каналовъ и всевозможныхъ торговыхъ предпріятій; эти бумаги онъ сталъ спускать на лондонскомъ денежномъ рынкѣ. Это продолжалось до тѣхъ поръ, пока почтовые билеты не пали въ Америкѣ до 18 процентовъ дисконта, и пока кредитъ американскихъ векселей и бумагъ, въ Лондонѣ и на другихъ денежныхъ рынкахъ Европы, не палъ до того, что ихъ совсѣмъ перестали тамъ принимать. Но мы въ своемъ изложеніи не дошли еще до этого момента.

По 1-е іюля домъ Готтингера въ Парижѣ, также какъ и другіе агенты банка Соединенныхъ Штатовъ, успѣли очень мало продать хлопка по выгоднымъ цѣнамъ. Послѣ того, какъ опытные люди признали попытку монополизировать торговлю хлопкомъ за дутую аферу, домъ Готтингера, который, вѣроятно, имѣлъ основанія опасаться продленія этой колоссальной спекуляціи на 1840 годъ, объявилъ, что не желаетъ болѣе брать на себя это комиссіонерство, которое поглощаетъ слишкомъ большіе капиталы. Въ это самое время въ Парижѣ были получены новые векселя банка Соединенныхъ Штатовъ на значительную сумму, безъ извѣщенія объ отправкѣ соотвѣтствующаго количества денегъ для покрытія векселей. Домъ Готтингера протестовалъ эти векселя, а по его примѣру и домъ Гопе въ Амстердамѣ порвалъ свои связи съ банкомъ Соединенныхъ Штатовъ. Лондонскій агентъ банка, г. Джаундонъ, нашелся вынужденнымъ просить помощи у англійскаго банка, который оказалъ ему ее крайне неохотно, не иначе, какъ подъ поручительствомъ лондонскихъ фирмъ, и потребовавъ въ обезпеченье соотвѣтствующее количество американскихъ бумагъ; правда, эти послѣднія, какъ говорятъ, были самаго плохаго качества и состояли изъ наиболѣе ненадежныхъ банковыхъ и желѣзнодорожныхъ акцій. Векселя, протестованные домомъ Готтингера, хотя и были впослѣдствіи приняты Ротшильдомъ, но, такъ какъ

Тот же текст в современной орфографии

в то же время побудили фабрикантов ограничить потребление этого продукта. Не обращая внимания на это, Банк Соединенных Штатов продолжал посылать тюки за тюками в Гавр и Ливерпуль. Все предостережения, приходившие из Англии и Франции, были напрасны. Так как продажи запасов, произведенные в Гавре в феврале и в марте 1839 года, дали убыток, то агенты банка стали удерживать хлопок в своих складах, давая запасам нарастать таким образом еще больше. Как скоро Биддл узнал, что в торговле хлопком наступил застой, он тотчас же принял меры, чтобы предупредить угрожавшее затруднение новым расширением своих предприятий. Не знаешь, удивляться ли смелости этого человека или же смеяться над ним. С одной стороны, он выступил с проектом основания нового банка в Нью-Йорке (как известно, местопребыванием Банка Соединенных Штатов была Филадельфия) с основным капиталом не менее как в 50 000 000 долларов. С другой стороны, он выпустил несметное количество новых долгосрочных «почтовых билетов», на которые он накупил значительное количество американских бумаг, как то: акций железных дорог, каналов и всевозможных торговых предприятий; эти бумаги он стал спускать на лондонском денежном рынке. Это продолжалось до тех пор, пока почтовые билеты не пали в Америке до 18% дисконта и пока кредит американских векселей и бумаг в Лондоне и на других денежных рынках Европы не пал до того, что их совсем перестали там принимать. Но мы в своем изложении не дошли еще до этого момента.

По 1 июля дом Готтингера в Париже, так же как и другие агенты банка Соединенных Штатов, успели очень мало продать хлопка по выгодным ценам. После того как опытные люди признали попытку монополизировать торговлю хлопком за дутую аферу, дом Готтингера, который, вероятно, имел основания опасаться продления этой колоссальной спекуляции на 1840 год, объявил, что не желает более брать на себя это комиссионерство, которое поглощает слишком большие капиталы. В это самое время в Париже были получены новые вексели Банка Соединенных Штатов на значительную сумму без извещения об отправке соответствующего количества денег для покрытия векселей. Дом Готтингера опротестовал эти вексели, а по его примеру и дом Гопе в Амстердаме порвал свои связи с Банком Соединенных Штатов. Лондонский агент банка, господин Джаудон, нашелся вынужденным просить помощи у Английского банка, который оказал ему ее крайне неохотно, не иначе, как под поручительством лондонских фирм, и потребовав в обеспечение соответствующее количество американских бумаг; правда, эти последние, как говорят, были самого плохого качества и состояли из наиболее ненадежных банковых и железнодорожных акций. Вексели, опротестованные домом Готтингера, хотя и были впоследствии приняты Ротшильдом, но, так как