Страница:История торговых кризисов в Европе и Америке (Вирт) 1877.pdf/143

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

ніемъ представить гласный отчетъ о положеніи своихъ дѣлъ. Срокомъ для возобновленія платежей было назначено 15-е января 1841. г.

Правительство, очевидно, рѣшилось или согнуть банки, или сломать ихъ и выйти, наконецъ, хоть посредствомъ ликвидаціи изъ неизвѣстности, которая только ухудшала финансовое бѣдствіе.

Упомянутое рѣшеніе не преминуло произвести чрезвычайно сильное впечатлѣніе. Акціи банка Соединенныхъ Штатовъ, который въ 1839 г. не далъ никакихъ дивидендовъ и для перваго семестра 1841 г. сулилъ тотъ же утѣшительный результатъ, пали, къ ужасу европейскихъ своихъ 1,500 акціонеровъ, до 61. Всѣ были убѣждены, что банку Соединенныхъ Штатовъ ничего болѣ не остается, какъ ликвидировать свои дѣла, и что при этомъ едва ли очистится и 50%. Событіе это дѣйствительно наступило въ 1841 г. и, такимъ образомъ, кончился этотъ періодъ грандіозныхъ банковыхъ плутенъ въ Америкѣ.

Не болѣе, какъ за два года до этого событія одна нью-іоркская газета высказывала слѣдующее сужденіе о директорѣ банка, Бидлѣ: „Та же самая страница исторіи, на которую занесено безуміе Джексона въ ожесточенной борьбѣ противъ государственнаго банка и противъ денежной системы страны, впослѣдствіи передастъ потомству имя Николая Бидля, какъ имя одного изъ искуснѣйшихъ финансистовъ и безкорыстнѣйшихъ патріотовъ девятнадцатаго столѣтія“. Теперь же, Нью-іоркскій „Herald“ помѣщалъ на своихъ столбцахъ извѣщеніе о смерти банка Соединенныхъ Штатовъ въ слѣдующихъ выраженіяхъ: „Въ прошлую среду скончался на 30-мъ году отъ роду банкъ Соединенныхъ Штатовъ. Уже нѣсколко лѣтъ передъ этимъ онъ чувствовалъ постепенно возрастающій упадокъ силъ, и знаменитый докторъ Джексонъ совѣтовалъ ему удалиться на покой. Но больной былъ очень неугомоннаго темперамента и, кромѣ того, докторъ Бидль имѣлъ болшое вліяніе на него, а потому онъ послушался совѣтовъ, предписывавшихъ ему усиленный моціонъ; черезъ это, онъ повредилъ себѣ въ особенности тѣмъ, что попробовалъ поднять слишкомъ тяжелый тюкъ хлопка, что́ вызвало черезмѣрное усиленье въ кровообращеніи и выдѣленіе пота. Слабительныя (draughts — что́ по англійски одновременно значитъ: трассированный вексель) — были даны ему въ пріемахъ, быстро слѣдовавшихъ одинъ за другимъ, но увы!, подобно противоядіямъ, долженствующимъ поддержать гаснущую искру жизни, пріемы эти подѣйствовали слишкомъ сильно на ослабѣвшій организмъ, и больной окончилъ свое существованіе безъ особенныхъ предсмертныхъ мученій. Потеря его будетъ многими горько оплакиваема, въ особенности же нѣкоторыми бѣдными газетными писаками, которымъ покойный щедрою рукою расточалъ свои благодѣянія. Миръ праху его!“

Мы заключимъ наше изложеніе, приведя слова Буханана, воззрѣнія котораго, какъ извѣстно, отличались сильно южанскимъ колоритомъ. „Еслибы банкъ Соединенныхъ Штатовъ, послѣ того, какъ онъ пересталъ быть государствен-

Тот же текст в современной орфографии

нием представить гласный отчет о положении своих дел. Сроком для возобновления платежей было назначено 15 января 1841 года.

Правительство, очевидно, решилось или согнуть банки, или сломать их и выйти наконец хоть посредством ликвидации из неизвестности, которая только ухудшала финансовое бедствие.

Упомянутое решение не преминуло произвести чрезвычайно сильное впечатление. Акции Банка Соединенных Штатов, который в 1839 году не дал никаких дивидендов и для первого семестра 1841 года сулил тот же утешительный результат, пали, к ужасу европейских своих 1500 акционеров, до 61. Все были убеждены, что Банку Соединенных Штатов ничего более не остается, как ликвидировать свои дела, и что при этом едва ли очистится и 50%. Событие это действительно наступило в 1841 году и, таким образом, кончился этот период грандиозных банковых плутен в Америке.

Не более, как за два года до этого события одна нью-йоркская газета высказывала следующее суждение о директоре банка, Биддле: «Та же самая страница истории, на которую занесено безумие Джексона в ожесточенной борьбе против государственного банка и против денежной системы страны, впоследствии передаст потомству имя Николая Биддля как имя одного из искуснейших финансистов и бескорыстнейших патриотов девятнадцатого столетия». Теперь же нью-йоркская «Herald» помещала на своих столбцах извещение о смерти Банка Соединенных Штатов в следующих выражениях: «В прошлую среду скончался на тридцатом году от роду Банк Соединенных Штатов. Уже несколько лет перед этим он чувствовал постепенно возрастающий упадок сил, и знаменитый доктор Джексон советовал ему удалиться на покой. Но больной был очень неугомонного темперамента и, кроме того, доктор Биддл имел большое влияние на него, а потому он послушался советов, предписывавших ему усиленный моцион; через это он повредил себе в особенности тем, что попробовал поднять слишком тяжелый тюк хлопка, что вызвало чрезмерное усиление в кровообращении и выделение пота. Слабительные (draughts, — что по-английски одновременно значит трассированный вексель) были даны ему в приемах, быстро следовавших один за другим, но увы!, подобно противоядиям, долженствующим поддержать гаснущую искру жизни, приемы эти подействовали слишком сильно на ослабевший организм, и больной окончил свое существование без особенных предсмертных мучений. Потеря его будет многими горько оплакиваема, в особенности же некоторыми бедными газетными писаками, которым покойный щедрою рукою расточал свои благодеяния. Мир праху его!»

Мы заключим наше изложение, приведя слова Бьюкенена, воззрения которого, как известно, отличались сильно южанским колоритом. «Если бы Банк Соединенных Штатов, после того как он перестал быть государствен-