Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/41

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Итакъ комисары полскіе, стоячи къ Мѣнску, уводили ажъ до Петрова посту, пославши по Чернецкого на Полоцкую, где прійшовши Чернецкій, тое войско, зостаючое зъ княземъ Хованскимъ, розбилъ, же мусили и комисарѣ его царского величества зъ Борисова уступити, нѣчого неотправуючи комисіи, въ Петровъ постъ уступили; а Борисовъ сталъ въ обложенню. Тамъ же князь Долгорукій мѣлъ потребу того лѣта зъ Чернецкимъ, але розная война была. Могилевъ, воеводу убивши, Ляхомъ поддался и также и Вилня учинили.

Того жъ лѣта рада въ Кодачку была у Петровицю, на которой радѣ гетманъ Хмелныче́нко зо всею старшиною и бояринъ Василій Борисовичъ Шереметевъ былъ, и на оной поставили ити зъ войскомъ подъ Лвовъ, а зъ Шереметомъ старшимъ Цюцюрѣ, полковниковѣ переяславскому, и полкамъ Кіевскому и прилуцкому; а Хмелниче́нко гетманъ зо всѣми полками особно ити мѣетъ, що и учинили: бояринъ Шереметевъ на Котелню пойшолъ шляхомъ, а Хмелниченко гетманъ Гонгорійскимъ[1]. Где войска коронные зъ Ордами гетмана Хмелницкого оступили и, тамъ маючи потребу, не дали ся скупити зъ шереметевыми, и мусѣли згоду приняти зъ войскомъ короннымъ и королевѣ присягнули зъ своимъ войскомъ. А тая згода стала подъ Слободищами. Итакъ усѣ войска, якъ коронные такъ козацкіе зъ Хмелницкимъ и Орда потягнули къ Шереметовѣ, который юже былъ выйшолъ зъ Котелнѣ, и Котелню спалили зъ живностями. Где на пустынѣ облегли Шереметева около, не даючи ему покою, а подъ часъ сліоты осенней. Итакъ видячи гетмана своего зъ войсками, почали волно отъ Шереметева отступати, и самъ старшій Цюцюра зо всѣми козаками отступилъ и до войска гетмана своего Хмелницкого зо всѣми козаками прихилився; що не безъ шкоды козаковъ было, бо инныхъ Татаре пошарпали, а инныхъ и въ неволю побрали. Що видячи Шереметевъ, не уступалъ обороною рукою и що мѣлъ короля полского, взявши Варшаву, провадити въ Кіевъ въ неволю, якъ собѣ тое обѣцалъ, того не доказавши, самъ о згоду просилъ и чинилъ примирія, обецуючися звести войско съ Кіева. Итакъ згоду принявъ, але того не доказалъ, бо князь Борятинскій, который зоставалъ въ Кіевѣ, на тое не позволивъ и войскъ полскихъ не припустилъ до Кіева зъ Шереметомъ. Итакъ Шереметева зо всѣмъ войскомъ взято въ неволю до Крыму и иныхъ началныхъ людей жолнѣрове розобрали, въ которыхъ выкуплялисъ зъ неволѣ. Итакъ знову Украина вся зостала за королемъ полскимъ, опрочъ Переясловля, Нѣжина и Чернѣгова зъ волостями, бо въ тихъ городахъ воеводы зоставали. А Переяславлѣ Якимъ Сомченко наказнымъ гетманомъ присланный былъ, который одержался щире при его Царскому Величеству, любо и жолнѣрове войскомъ съ козаками и Татаре при Гуляницкомъ, на Заднѣ́пря прійшовши, докучали, але по старому тіе три полки не давалися; а иные усѣ полки поздавалися, где и залоги стали были, и жолнѣрове зѣмовали тую зиму по инныхъ полкахъ

  1. ВР. п. Гончарихою.
Тот же текст в современной орфографии

Итак комисары полские, стоячи к Менску, уводили аж до Петрова посту, пославши по Чернецкого на Полоцкую, где прийшовши Чернецкий, тое войско, зостаючое з князем Хованским, розбил, же мусили и комисаре его царского величества з Борисова уступити, нечого неотправуючи комисии, в Петров пост уступили; а Борисов стал в обложенню. Там же князь Долгорукий мел потребу того лета з Чернецким, але розная война была. Могилев, воеводу убивши, Ляхом поддался и также и Вилня учинили.

Того ж лета рада в Кодачку была у Петровицю, на которой раде гетман Хмелныче́нко зо всею старшиною и боярин Василий Борисович Шереметев был, и на оной поставили ити з войском под Лвов, а з Шереметом старшим Цюцюре, полковникове переяславскому, и полкам Киевскому и прилуцкому; а Хмелниче́нко гетман зо всеми полками особно ити меет, що и учинили: боярин Шереметев на Котелню пойшол шляхом, а Хмелниченко гетман Гонгорийским[1]. Где войска коронные з Ордами гетмана Хмелницкого оступили и, там маючи потребу, не дали ся скупити з шереметевыми, и мусели згоду приняти з войском коронным и королеве присягнули з своим войском. А тая згода стала под Слободищами. Итак усе войска, як коронные так козацкие з Хмелницким и Орда потягнули к Шереметове, который юже был выйшол з Котелне, и Котелню спалили з живностями. Где на пустыне облегли Шереметева около, не даючи ему покою, а под час слиоты осенней. Итак видячи гетмана своего з войсками, почали волно от Шереметева отступати, и сам старший Цюцюра зо всеми козаками отступил и до войска гетмана своего Хмелницкого зо всеми козаками прихилився; що не без шкоды козаков было, бо инных Татаре пошарпали, а инных и в неволю побрали. Що видячи Шереметев, не уступал обороною рукою и що мел короля полского, взявши Варшаву, провадити в Киев в неволю, як собе тое обецал, того не доказавши, сам о згоду просил и чинил примирия, обецуючися звести войско с Киева. Итак згоду приняв, але того не доказал, бо князь Борятинский, который зоставал в Киеве, на тое не позволив и войск полских не припустил до Киева з Шереметом. Итак Шереметева зо всем войском взято в неволю до Крыму и иных началных людей жолнерове розобрали, в которых выкуплялис з неволе. Итак знову Украина вся зостала за королем полским, опроч Переясловля, Нежина и Чернегова з волостями, бо в тих городах воеводы зоставали. А Переяславле Яким Сомченко наказным гетманом присланный был, который одержался щире при его Царскому Величеству, любо и жолнерове войском с козаками и Татаре при Гуляницком, на Задне́пря прийшовши, докучали, але по старому тие три полки не давалися; а иные усе полки поздавалися, где и залоги стали были, и жолнерове земовали тую зиму по инных полках

  1. ВР. п. Гончарихою.