Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/77

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


таръ, пошовши зъ Яненкомъ подъ каневъ, и каневъ достали, и вирубали людей, и каневъ спалили и монастырь, гдѣ у церкви мурованой много люду подушили огнемъ Турки, а остатокъ черезъ присягу здалися Хмѣльницкому, а городы Черкаси, Мошна, Корсунъ, Жаботинъ зостали въ послушенствѣ Хмѣльницкого, въ власти Турецкой; и того жъ часу жолнере уступили съ Калника, Немерова, Лѣнецъ и Жорнищъ, и тое зостало въ владзи Хмельницкого, который ся писалъ такъ: Георгій Гедеонъ Венжикъ Хмельницкій, зъ Божой ласки ксїонже Русскій и Гетманъ Запорожскій, и Хмѣльницкій сталъ самъ въ Немеровѣ зъ войскомъ своимъ, а Яненко у Корсуню, при которихъ и Татаре стали, и своѣ залоги по тѣхъ мѣстахъ поклали.

Того жъ року поселъ великій отъ короля его милости полского то есть Панъ Сапѣга зъ Литвы и Комаръ, а съ короны князь Четвертенскій на Москву до его Царского Величества ходили и о примирю трактовали, и учинили згоду, на которой его Царское Величество присягалъ.


РОКУ 1679.

Заразъ на початку того року Орди немаліе зъ Яненкомъ вышли о Богоявленію подъ Козелецъ и тамъ великую шкоду у людяхъ учинили коло Днѣпра ажъ по Носовку. Многіе села повибирали и назадъ вернулися съ полономъ вцѣлости, а то была орда Белоградская, и трафила подъ часъ, жеснѣги маліе были. А знову тоей же зими коло всеедной вышло Крымской орди Солтановъ чтири, зъ которими множество Татаръ и самъ Хмѣльницкій былъ, и простовали на Черкаси за Днѣпръ, хотячи Заднѣпря сплюндровати, але Господь Богъ онихъ замисли перемешалъ, бо барзе снѣги великіе випали, же неможная была конемъ куда хотѣти ехати, и такъ тылко по лукомле, Яблуновъ были, а далѣй не ишли за великою зимою и варовались, же войска стояли около Днѣпра отъ Арклѣѣва по мѣстамъ и отъ Миргорода; и такъ ничего не вскуравши, назадъ повернуло зъ великою утратою коней, и самихъ Татаръ набрано немало, бо холодно было на конѣ. По отходѣ оныхъ Панъ гетманъ Самойловичь послалъ сына своего Семена, до которогося немало войска скупило Козаковъ и Московского, и отъ Переяславля ходили до иржищева, и тамъ узяли приступомъ замочокъ и людей усѣхъ выстинали, а оттуля ходили до Корсуна, и Корсунъ узяли, але Яненко зъ своѣми утѣклъ, и Мошни, Драбовку, Черкаси, Жаботинъ, и тихъ людей зогнали на Заднѣпрѣ, попустошивши тіе мѣста.

Того жъ року сеймъ волный отправовался въ Литвѣ въ Гроднѣ, на которой Папѣжъ прислалъ Легата отъ боку своего, жебы конечне Король и рѣчь постолитая розорвали згоду съ Турчиномъ и приняли згоду съ Царскимъ Величествомъ, и усе Христіянство жебы заодно давали отпоръ поганови Турчинови, и своего кошту обецуючи дати на войско, а Царское Величество презъ

Тот же текст в современной орфографии

тар, пошовши з Яненком под канев, и канев достали, и вирубали людей, и канев спалили и монастырь, где у церкви мурованой много люду подушили огнем Турки, а остаток через присягу здалися Хмельницкому, а городы Черкаси, Мошна, Корсун, Жаботин зостали в послушенстве Хмельницкого, в власти Турецкой; и того ж часу жолнере уступили с Калника, Немерова, Ленец и Жорнищ, и тое зостало в владзи Хмельницкого, который ся писал так: Георгий Гедеон Венжик Хмельницкий, з Божой ласки ксионже Русский и Гетман Запорожский, и Хмельницкий стал сам в Немерове з войском своим, а Яненко у Корсуню, при которих и Татаре стали, и свое залоги по тех местах поклали.

Того ж року посел великий от короля его милости полского то есть Пан Сапега з Литвы и Комар, а с короны князь Четвертенский на Москву до его Царского Величества ходили и о примирю трактовали, и учинили згоду, на которой его Царское Величество присягал.


РОКУ 1679.

Зараз на початку того року Орди немалие з Яненком вышли о Богоявлению под Козелец и там великую шкоду у людях учинили коло Днепра аж по Носовку. Многие села повибирали и назад вернулися с полоном вцелости, а то была орда Белоградская, и трафила под час, жеснеги малие были. А знову тоей же зими коло всеедной вышло Крымской орди Солтанов чтири, з которими множество Татар и сам Хмельницкий был, и простовали на Черкаси за Днепр, хотячи Заднепря сплюндровати, але Господь Бог оних замисли перемешал, бо барзе снеги великие випали, же неможная была конем куда хотети ехати, и так тылко по лукомле, Яблунов были, а далей не ишли за великою зимою и варовались, же войска стояли около Днепра от Арклеева по местам и от Миргорода; и так ничего не вскуравши, назад повернуло з великою утратою коней, и самих Татар набрано немало, бо холодно было на коне. По отходе оных Пан гетман Самойловичь послал сына своего Семена, до которогося немало войска скупило Козаков и Московского, и от Переяславля ходили до иржищева, и там узяли приступом замочок и людей усех выстинали, а оттуля ходили до Корсуна, и Корсун узяли, але Яненко з своеми утекл, и Мошни, Драбовку, Черкаси, Жаботин, и тих людей зогнали на Заднепре, попустошивши тие места.

Того ж року сейм волный отправовался в Литве в Гродне, на которой Папеж прислал Легата от боку своего, жебы конечне Король и речь постолитая розорвали згоду с Турчином и приняли згоду с Царским Величеством, и усе Християнство жебы заодно давали отпор поганови Турчинови, и своего кошту обецуючи дати на войско, а Царское Величество през