Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/85

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


чинили, и ежели где колвекъ выѣздилъ любо на поліовання, жебы нѣгди священника не побачилъ, то собѣ за нещастя мѣлъ, а будучи самъ поповичемъ изъ великою помпою ѣздилъ, безъ кареты и за мѣсто не поѣхалъ а нѣ самъ, а нѣ сынове его, и у войску усе въ каретѣ, такъ великую пиху мѣли, которая въ жадномъ сенатору не живетъ; а здырства вшелякими способами вымышляли такъ самъ Гетманъ, яко и сынове его, зостаючи полковниками, аренды, стаціе великіи затяговалъ людей кормленіемъ, барзо на людей трудность великая была отъ великихъ вымысловъ, не моглъ насытитися скарбами и щось противко Монарховъ нашихъ Московскихъ хотѣлъ почати, бо и въ походѣ зъ тими великими войсками на Крымъ незычливость его постереженна, же не йшолъ просто на Крымъ, але по степахъ блудилъ и повѣдаютъ, же зъ умыслу казалъ стелъ палити своимъ зычливымъ, жебы тимъ отмовитися, же неможна до Крыму ити задля конского корму, также и прошлой войны за своею незычливостію Чигиринъ утратилъ и людей военныхъ много запропастилъ, которыхъ мало жаловалъ, а то для того, жебы его панство зъ сынами ширилося, которые не полковниками, але панами называлися, о жадной южъ перемѣнѣ панства своего не мышляючи, а то надѣю маючи на людъ грошовый, затяговый и на великіе скарбы зобранные, бо южъ Козака собѣ городового, такъ посполитыхъ якъ и значныхъ нѣзащо важили и въ дворы не пускали, маючи у дворахъ своихъ на килко мѣсьцяхъ сторожу сердюцкую, которымъ плачовали роковый юригелтъ; а священникъ и въ килка дній не моглъ ся до двора упросити, хочай якая пылная потреба, овозгола усѣхъ людей нѣзащо мѣли, не помышляючи на подлость своего рода, юже Господь Богъ тимъ барзо ображенъ бываетъ, хто въ пыху подносится и за тое скараны зостали, же перше отъ чести великой отдалени и якъ якіе злочинцѣ зъ безчестіемъ на Москву голо попроважено, а напотомъ отъ жонъ розлучени, а маетности и скарбы, которые многіе были, усе отобранно, въ которыхъ мѣсто великое убозство, вмѣсто роскоши срогая неволя, вмѣсто каретъ дорогихъ простый возокъ, телѣжка Московская, зъ подволникомъ, вмѣсто слугъ парадныхъ сторожа стрелцовъ, вмѣсто музыки позитивозъ плачь щоденный и нарекання на свое глупство пыхи, вмѣсто всѣхъ роскошей панскихъ вѣчная неволя. На томъ скончилося Гетманство поповичово 25 дня Іюля въ суботу.

Тогожъ року въ Іюлѣ мѣсяцѣ старшина Козацкая видячи, же въ небытности Гетмана своеволя по городахъ почалася разширати, просили Боярина Голицина, жебы войску позволилъ волными голосами обрати себѣ Гетмана, на що позволивъ Бояринъ радѣ быти, и урадѣ такъ въ войско, которое на тотъ часъ было, настановило Гетманомъ Асаула войскового Ивана Мазепу, роду шляхетского, повѣту Бѣлоцерковского старожитной шляхты Украинской и у войску значной, на що и Бояринъ зезволилъ и до ихъ Царскихъ Величествъ посланъ. Итакъ новопоставленный Гетманъ постановивши порядокъ у войску, розослалъ по усей Украинѣ, жебы

Тот же текст в современной орфографии

чинили, и ежели где колвек выездил любо на полиовання, жебы негди священника не побачил, то собе за нещастя мел, а будучи сам поповичем из великою помпою ездил, без кареты и за место не поехал а не сам, а не сынове его, и у войску усе в карете, так великую пиху мели, которая в жадном сенатору не живет; а здырства вшелякими способами вымышляли так сам Гетман, яко и сынове его, зостаючи полковниками, аренды, стацие великии затяговал людей кормлением, барзо на людей трудность великая была от великих вымыслов, не могл насытитися скарбами и щось противко Монархов наших Московских хотел почати, бо и в походе з тими великими войсками на Крым незычливость его постереженна, же не йшол просто на Крым, але по степах блудил и поведают, же з умыслу казал стел палити своим зычливым, жебы тим отмовитися, же неможна до Крыму ити задля конского корму, также и прошлой войны за своею незычливостию Чигирин утратил и людей военных много запропастил, которых мало жаловал, а то для того, жебы его панство з сынами ширилося, которые не полковниками, але панами называлися, о жадной юж перемене панства своего не мышляючи, а то надею маючи на люд грошовый, затяговый и на великие скарбы зобранные, бо юж Козака собе городового, так посполитых як и значных незащо важили и в дворы не пускали, маючи у дворах своих на килко месьцях сторожу сердюцкую, которым плачовали роковый юригелт; а священник и в килка дний не могл ся до двора упросити, хочай якая пылная потреба, овозгола усех людей незащо мели, не помышляючи на подлость своего рода, юже Господь Бог тим барзо ображен бывает, хто в пыху подносится и за тое скараны зостали, же перше от чести великой отдалени и як якие злочинце з бесчестием на Москву голо попроважено, а напотом от жон розлучени, а маетности и скарбы, которые многие были, усе отобранно, в которых место великое убозство, вместо роскоши срогая неволя, вместо карет дорогих простый возок, тележка Московская, з подволником, вместо слуг парадных сторожа стрелцов, вместо музыки позитивоз плачь щоденный и нарекання на свое глупство пыхи, вместо всех роскошей панских вечная неволя. На том скончилося Гетманство поповичово 25 дня Июля в суботу.

Тогож року в Июле месяце старшина Козацкая видячи, же в небытности Гетмана своеволя по городах почалася расширати, просили Боярина Голицина, жебы войску позволил волными голосами обрати себе Гетмана, на що позволив Боярин раде быти, и ураде так в войско, которое на тот час было, настановило Гетманом Асаула войскового Ивана Мазепу, роду шляхетского, повету Белоцерковского старожитной шляхты Украинской и у войску значной, на що и Боярин зезволил и до их Царских Величеств послан. Итак новопоставленный Гетман постановивши порядок у войску, розослал по усей Украине, жебы