Страница:Малышев. Курс гражданского судопроизводства. Т. I (1876).pdf/19

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 8 —

кроме того, лично видеть машину в действии и самому поработать на ней; но чем глубже и точнее она воспроизведет устройство практического мира, тем более подготовит юриста к разумной и достойной деятельности в этом мире. Если я не ошибаюсь, то именно пренебрежением в теории этих обыденных форм и порядков делопроизводства объясняется предубеждение судебного сословия против теоретиков. Замечая, что юрист, в совершенстве владеющий общими началами теории, чувствует себя в судебной регистратуре, как в лесу, и что только служба знакомит его с самыми элементарными правилами составления и движения бумаг, ведения книг и отчетности, деловые люди судов естественно приходят к мысли, что теория дает им слишком мало практических сведений, что юрист-практик образуется только службой и опытом. Между тем, мне кажется вполне возможным внести в теорию и этот элемент практической опытности и устранить таким образом повод к недоразумениям. Я считаю это тем более полезным, что собственно практическая подготовка к судебной карьере вне университетов у нас не организована так систематически, как на Западе, и наука должна до некоторой степени восполнять этот пробел, хотя вполне заменить практику она, конечно, не может. Мне остается заметить еще, что автономические произведения или нормы судебной практики, насколько они основаны на праве и не противоречат закону, нужно излагать объективно как факт, не только существующий, но и имеющий право существовать.

Рядом с этою группою судебно-практического материала, с этими наказами, инструкциями, определениями общих и распорядительных собраний судов и т. д., в судебном мире есть материалы другого рода, более обширные, более неопределенные по своему теоретическому значению, обнимающие всю область гражданского и уголовного права и процесса: я разумею судебные решения. Каждый день вершится в судах множество дел и по каждому делу суд непременно касается того или другого вопроса о праве и процессе и разрешает эти вопросы так или иначе. Окончательное судебное решение имеет силу закона только по тому делу, по которому состоялось. Но этим еще не исчерпывается все его значение. Как явление судебной практики вообще, оно представляет нам индуктивный материал права и процесса. В основании индукции, как известно, лежит предположение, что в природе и жизни людей существуют параллельные случаи, что случившееся однажды повторится при достаточном сходстве обстоятельств, и повторится всякий раз, как будут наступать те же самые обстоятельства (см. логику Милля). В области права и судопроизводства это предположение получает такой смысл, что судебные места не будут без всякой причины менять своих взглядов, и что дело, подлежащее решению завтра, будет решено на тех же основаниях, как прежние подобные дела. Правда, в делах могут быть оттенки, но они еще не исключают применения индукции, потому что посредством сравнения, выделения общих и особенных обстоятельств дел, всегда есть возможность прийти к индуктивному выводу, и, если дела окажутся в чем-либо сходными, заключить, что в этом отношении и решения их должны быть сходны, насколько на них не будет иметь влияния разница в обстоятельствах дел. Народы, имеющие по преимуществу индуктивный, практический склад ума,