Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/260

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

нибудь поводом завязать с каким-либо двором августейших особ связи, старался проявить свой живой интерес, чтобы затем при свидании с государем оттенить отсутствие у него личных побуждений в вопросе семейных отношений царской фамилии, а, наоборот, показать свое душевное желание сроднить и сблизить всю августейшую семью не столько в династических интересах, сколько в родственных. Но таких случаев было мало; за мое время был один, о котором Распутин старался везде говорить, проводя и в сознание окружавшей его среды ту же мысль, которую он проводил в сознание государя.

В то время, когда великий князь Павел Александрович был в опале и его морганатический брак не был признан, а отношение со стороны императрицы к его супруге было исключительно неблагонадежно, последняя обратилась к содействию Распутина. Распутин учел всю выгоду для себя своего в данном деле влияния и, со свойственной ему настойчивостью, добился поворота отношений к ней императрицы, снятия опалы, привлечения великого князя к активной деятельности, признания брака великого князя, дарования титула светлейшей княгини Палей и мечтал еще теснее сроднить через великого князя Дмитрия Павловича эти августейшие семьи. Впоследствии же, когда княгиня Палей под влиянием разных причин, в том числе, главным образом, поведения Распутина, отошла от него, Распутин, чтобы избежать упрека государя в неумении распознавать людей, старался подчеркнуть те же лучшие стороны душевных побуждений, которыми он руководствовался в этом деле, вне всяких его личных отношений к княгине и ее августейшему супругу, много виня в данном случае ту среду, в которой вращались в последнее время великий князь и его жена. В особенности А. А. Вырубова часто нам жаловалась на поездки[1] к великому князю Стаховича и гр. Олсуфьева, которые, по доходившим до нее сведениям, открыто не только у великого князя, но и в других домах знакомых А. А. Вырубовой лиц, выступали против императрицы в связи с разоблачением Распутина. Но из этого не следует, чтобы Распутин и поддерживавшие его лица простили кн. Палей перемену ее отношения к нему, так как последствием разрыва ее знакомства с Распутиным явилось охлаждение к вел. кн. Павлу Александровичу и опала кн. Палей со стороны императрицы, причем внимание государя все время было останавливаемо на отражающемся на великом князе влиянии окружающих его за последнее время лиц. С этой же точки зрения надо объяснять и последовавшее за последнее

  1. В Царском Селе как наружное филерное наблюдение, так и агентурное освещение велось исключительно органами дворцового коменданта, коему на этот предмет отпускался из средств департамента полиции особый кредит из секретного фонда.