Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/288

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

в ряды военного министерства на пост руководителя этого ведомства, как администратора, пользующегося доверием Государственной Думы. Поддерживаемое им и после этого знакомство с Гучковым и близость его к графу Коковцову, к которой подозрительно относился и Горемыкин, служили частою темою наших разговоров с А. А. Вырубовой. Но подозрительность к Поливанову усилилась, с момента приезда Распутина, когда было обнаружено фидерное наблюдение за Распутиным со стороны военного министерства, а также со стороны того же ведомства проследка телефонных разговоров по телефону Распутина и нашему. Когда об этом было передано нами А. А. Вырубовой, то она придала этому большое значение и просила меня принять меры для парализования этого наблюдения. Меры эти были приняты: филерное наблюдение за Распутиным было провалено, были сделаны телефонные отводы, и в свою очередь я установил наблюдение и за телефонными разговорами Поливанова из его квартиры, и за его поездками на автомобиле из Царского в Павловск, и за выяснением его знакомств. О получаемых мною сведениях я сообщал А. А. Вырубовой. Затем, чтобы успокоить А. А. Вырубову и Распутина, которых нервировала необходимость осторожности в разговорах по телефону, я, воспользовавшись своим докладом Поливанову по вопросу урегулирования постановки контр-шпионажа, в числе других соображений указал ему на пример установки военным ведомством наблюдений за Распутиным и телефонами его и нашим, вызвавший и с нашей стороны принятие тех же мер. Хотя ген. Поливанов, не изменяя тона разговора со мной, заметил мне, что он об этом не знает, но, тем не менее, после этого филерная проследка и наблюдение за телефоном Распутина были сняты, о чем я и передал А. А. Вырубовой и Распутину. Не скажу, чтобы это не отразилось на отношениях Поливанова к А. Н. Хвостову и ко мне; поэтому, в некоторых случаях, А. Н. Хвостову приходилось прибегать к всеподданнейшим докладам, которые показали ему, что государь, в период нашего управления министерством внутренних дел, не склонен был, несмотря на известные нам влияния на его величество, отказаться от услуг Поливанова, как военного министра, и давал понять А. Н. Хвоству о своем желании установить между Хвостовым и Поливановым корректные служебные отношения.

Так, например, государь особенно подчеркнул это в вопросе о норме наград по корпусу жандармов, когда Поливанов отказал нам в увеличении таковой, а также и в вопросе исходатайствования нами двух сверхъочередных наград полковникам: Комиссарову и Глобачеву, при производстве их, вне вакансий по корпусу жандармов и вне правил, в генерал-майоры, в чем также нам отказал Поливанов. В обоих этих случаях государь взял на себя роль примирителя и сказал Хвостову, что он, не желая обидеть ген.