Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/29

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

мною, встретила поддержку и вел кн. Михаила Александровича; б. царица тоже на нее согласилась. Приблизительно к этому времени относится предложение б. царя Н. А. Маклакову написать манифест на случай роспуска Государственной Думы. Срок нового созыва обозначался приблизительно месяцев через 6 (не менее) после роспуска законодательных палат. Основанием к таковому предложению б. царя послужила уверенность его в том, что Дума IV созыва на путь спокойной законодательной работы не встанет; однако, положение страны требовало опоры в наличности Думы и приказ о роспуске вряд ли последовал бы. Бланк повеления б. царя находился в кармане председателя совета и мог быть заполнен, предлагая как перерыв, так и роспуск: это проходило через совет министров 25/II, причем был решен перерыв, который осуществлен уже не был. Фракцией правых гос. совета предлагались крайние меры, введение осадного положения. Очень опасаясь дальнейшего проявления недовольства в столице, я полагал такую меру возможной, но нежелательной, так как чувствовалось, что дальнейший нажим мог бы снести все здание монархии. Эта мера не была применена. Остановить движение в стране — к развитию путей, ведущих людей к счастью, — считалось министерством внутренних дел неразумной мерой. Путь же привлечения общественных сил с их широкой работой к защите родины возникал неоднократно — остановка была потому, что подобная мера легко могла бы привести к обратным результатам, не усилить строй существовавший, а разрушить его, ибо не министерства держали союзы в руках, а эти последние — министерства и их глав. И казалось необходимым было дать уставы организациям и сопрячь их работу с министерствами (под руководством последних и содействии);. провести эту мысль было нельзя в виду общего в совете министров нежелания сохранить союзы после войны, и она осталась непримененной.

В конце декабря последовало утверждение мое в должности. Причиною этого была привычка б. царя прислушиваться понемногу к моим словам и лестные отзывы обо мне многих видных правых деятелей, некоторые из которых лично говорили об этом царю, а также мой отказ от награды. История с убийством Распутина, последовавший розыск департаментом полиции, отыскание его трупа и дальнейшие меры, проведенные при мне и иногда мне приписываемые (например, некоторая узда на великих князей), — сблизили б. царя с этой мыслию, и она была осуществлена. Б. царица также была за мое утверждение. Около 1 января ушел Трепов, и на его место, по выбору б. царицы, попал Голицын. Я в разговорах в Царском поддерживал кандидатуру С. В. Рухлова или Нейдгардта. Предложение назначить председателем совета министров Покровского сочувствия не встретило. Назначение Голицына и мое утверждение являются характерными признаками времени.