Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/33

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


1. В октябре прошлого года Сухомлинов был переведен, по распоряжению судебных властей, из крепости под домашний арест. Кто его перевозил — не знаю. Министр юстиции Макаров сказал мне по телефону о переводе Сухомлинова и сообщил, что обязанность караулить арестованного домашним арестом лежит на ответственности министерства внутренних дел. Жена Сухомлинова жаловалась мне по телефону, что караул, поставленный у них на квартире и состоящий из 9 человек солдат, причиняет им большое стеснение. Я приказал полициймейстеру (кажется, Григорьеву) поехать на квартиру Сухомлинова и, сняв излишних караульных, оставить лишь необходимое число, сказав ему, что Сухомлинов все равно не убежит. Кто меня направил к полициймейстеру Григорьеву — не помню. На следующий день я сам поехал к Сухомлинову на квартиру. Хотел повидать и узнать, как поставлен караул. Я пробыл у Сухомлинова около получаса. Говорил с ним наедине. Охранявший его жандармский офицер на мой вопрос, разрешает ли мне это закон, ответил утвердительно и вышел в другую комнату. Сухомлинов признался мне, что за него, по просьбе его жены, хлопочет Распутин, просил передать царю благодарность за участие, которое он принимает в его судьбе, показал мне свой дневник-тетрадку, в которой был план его камеры, отрицал свою виновность в измене и высказывал надежду на то, что сумеет в ней оправдаться перед судом. Я сказал Сухомлинову, что царь не верит в ею измену, но огорчен его денежными делами, я не сказал прямо — нечистыми, не желая его обижать, но он понял значение моих слов. Все выходы в квартире охранялись агентами полиции, в комнатах был офицер, и я счел охрану достаточной. Под конец моего разговора в комнату вошла жена Сухомлинова, поблагодарившая меня за исполнение их просьбы относительно караула. О своем посещении Сухомлинова я сказал Курлову, обратившему мое внимание на неосторожность этого поступка. Более я к Сухомлинову не ездил. О своем посещении я сказал царю, которому передал благодарность Сухомлинова за милость, ему оказанную; точно разговора с царем не помню. Царь говорил, что получил письмо от Сухомлинова, но его мне не показывал. Распутин в моем присутствии у Бадмаева, при Курлове говорил, что его удерживает в Петрограде дело Сухомлинова, о котором просит его жена Сухомлинова, которую он очень любит, — иначе он уехал бы уже в Тобольск.

Когда Сухомлинов был еще министром, он мне говорил, что во время хода нашей мобилизации, царь ему сказал по телефону о предложении Вильгельма таковую приостановить, и тогда войны не будет. Сухомлинов говорил, что он предупредил царя, что Вильгельм его обманет, и на свой страх работ по мобилизации не прекратил.