Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/92

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

как он думает остановить начинающееся забастовочное движение и попытки сорганизовать рабочих для шествия к Государственной Думе 14-го февраля? Не следует ли арестовать рабочую секцию? Он мне ответил, что арестовать придется, вероятно, но напишет раньше письмо А. И. Гучкову, что он в курсе дела. Через несколько дней он прочел это письмо в заседании совета министров. Оно содержало указание на то, что в собраниях секций рабочих депутатов участвуют посторонние лица; что произносятся революционные речи; запрещалось секции собираться без предварительного извещения о том полиции. Срок для ответа был поставлен трехдневный. Через три дня я спросил А. Т. Васильева, получен ли Хабаловым ответ от А. И. Гучкова. А. Т. Васильев мне сказал, что ответа еще нет. Собрания секции без предварительного извещения полиции продолжались, посторонние лица на собраниях присутствовали, произносились революционные речи. Я решился секцию арестовать. А. Т. Васильев сказал мне, что следует произвести арест по ордеру военного начальства. На следующий день А. Т. Васильев приехал ко мне с ген. Глобачевым и ген. Поповым. У меня был С. А. Куколь. А. Т. Васильев привез с собою журнал заседания рабочей секции военно-промышленного комитета, составленный приблизительно в декабре 1915 года, с надписью на первом листе рукою С. П. Белецкого. Написано было неразборчиво; я сам прочесть не мог; помнится, смысл надписи был (объяснял мне ее А. Т. Васильев), что надо обождать арестом секции до большего выяснения ее деятельности. Я ехал к царю с докладом. Отложил распоряжение об аресте до своего возвращения. Царю рассказал обстоятельства дела. Сказал, что можно опасаться забастовки, вследствие ареста секции, — высказал также и свое мнение, что арест все же произвести надо. Царь сказал: «Что же делать? Арестуйте». Возвратясь в Петроград, я сказал А. Т. Васильеву произвести арест. Он ответил, что ордер ген. С. С. Хабалова у него имеется, и он исполнит мое приказание. Ген. Глобачев, бывший тут же, просил позволения произвести и другие, намеченные аресты. Я согласился. В эту ночь, всех арестованных, кажется, было 40 человек, в том числе и рабочие депутаты. Больной Гвоздев был арестован на дому; члены секции были арестованы не все: сотрудник департамента полиции Обросимов[*] и еще 2 человека, кажется, остались на свободе; они были арестованы позже. А. Т. Васильев сказал мне, что Обросимов[*] выразил согласие отбыть наказание, которое на него наложит суд, но что департамент полиции либо испрашивает сотрудникам помилование, либо устраивает нм возможность бежать; после побега сотрудник делается нелегальным. Я бы испросил у царя сотруднику помилование, и против устройства побега я бы тоже не возражал. После ареста сотрудника Обросимова,[*] я спросил А. Т. Васильева: «будем ли мы так же в курсе движения среди рабочих, как были раньше?» Он мне отве-