Страница:Падение царского режима. Том 7.pdf/226

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

а вот голос народа». Так что результатом наших объяснений были все-таки указания на эти вороха, и они производили свое действие.

Председатель. — Прямо против Распутина вам не приходилось выступать перед верховной властью?

Щербатов. — Нет. Это была, так сказать, миссия Самарина, это ему было поручено.

Иванов. — Чье влияние было, что Распутин в то время, когда вы были министром, из Сибири не приезжал?

Щербатов. — А не знаю. Он почему-то меня боялся и был убежден, вероятно…

Иванов. — А вы не изволили высказываться, что не допустили бы его приезд сюда?

Щербатов. — Просто он нашел благоразумнее, взвесив все, сидеть там.

Председатель. — Эти вороха телеграмм, на которые вам указывали во время беседы, были однородного содержания? Они, кажется, опубликованы в «Правительственном Вестнике»?

Щербатов. — Да, они приходили потом ко мне. Большею частью, довольно трафаретные.

Председатель. — То-есть они содержали нападки на законодательные учреждения, на Государственную Думу и на министерства, пользующиеся доверием народа?

Щербатов. — Даже на министерства особенно нет. Я никогда не обращал внимания на них. Больше всего поддерживали желание командовать армией. Вот — лейт-мотив. Попутно, разумеется, и другое. Но, главным образом, поддержка его мысли командовать армией.

Председатель. — Что вы знаете о деятельности вашего предшественника и вашего преемника, то-есть о Маклакове и Хвостове?

Щербатов. — О преемнике ровно ничего. Знаю столько, сколько все. Я уехал тогда же в деревню, вскоре после отставки.

Председатель. — Так что вы не сдавали ему министерства?

Щербатов. — Нет, сдачи вообще не было.

Председатель. — Один уходит, а другой остается на его месте, и это вне всякой непосредственной связи?

Щербатов. — Секретных документов у меня никаких не было. Но так раза два обменялись мнениями. Я считал излишним для себя вступать в разговоры с ним. Было совершенно ясно, чем это кончится.

Председатель. — Почему это было вам ясно?

Щербатов. — Я вообще невысокого мнения о нем, как о нравственной личности.

Председатель. — Откуда же у вас создалось такое представление.