Страница:Процесс Чинского, 1908.pdf/21

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

признался-ли онъ ей въ любви послѣ или во время врачебнаго пользованія, на что Чинскій отвѣчаетъ, что баронесса уже съ перваго раза, когда она его увидѣла и еще даже не ввѣрилась его леченію, почувствовала, что она произвела на него впечатлѣніе, и что она рѣшила подвергнуться лѣченію лишь съ цѣлью убѣдиться въ его любви. Во всякомъ случаѣ любовь не могла-бы возникнуть вслѣдствіе леченія. Это психологически невозможно. Далѣе д-ръ Шренкъ спрашиваетъ, не производили-ли они совмѣстно спиритическихъ опытовъ, на что прис. повѣрен. Бернштейнъ отвѣчаетъ, что баронесса была заинтересована спиритизмомъ подъ вліяніемъ своего отца. По приглашенію баронессы Чинскій разъ отправился съ ней на спиритическій сеансъ въ Берлинъ. — На напоминаніе предсѣдателя подсудимому, что онъ обвиняется въ томъ, что вызвалъ къ себѣ любовь баронессы приведя ее путемъ гипнотизма въ состояніе безволія, Чинскій возражаетъ: „нельзя лишить такимъ путемъ воли такую чистую въ моральномъ отношеніи и строго религіозную особу, какъ баронесса; для этого потребовалось-бы гипнотизировать ее очень часто и болѣзненная особа не была бы въ состояніи такъ точно фиксировать свои идеи“.

Дальнѣйшія событія Чинскій излагаетъ, какъ выше описано, дополняя ихъ тѣмъ, что баронесса хотѣла пригласить курортнаго врача изъ Вайда быть ея посаженнымъ отцомъ, такъ какъ она давно уже не довѣряла больше своимъ родственникамъ. Онъ желалъ негласнаго вѣнчанія, но вѣнчанія настоящаго; причину такого желанія онъ откроетъ лишь въ присутствіи баронессы.

Чинскій продолжаетъ: „Въ періодъ времени между 16—18 января, пока баронесса была еще въ

Тот же текст в современной орфографии

признался ли он ей в любви после или во время врачебного пользования, на что Чинский отвечает, что баронесса уже с первого раза, когда она его увидела и еще даже не вверилась его лечению, почувствовала, что она произвела на него впечатление, и что она решила подвергнуться лечению лишь с целью убедиться в его любви. Во всяком случае любовь не могла бы возникнуть вследствие лечения. Это психологически невозможно. Далее д-р Шренкъ спрашивает, не производили ли они совместно спиритических опытов, на что прис. поверен. Бернштейн отвечает, что баронесса была заинтересована спиритизмом под влиянием своего отца. По приглашению баронессы Чинский раз отправился с ней на спиритический сеанс в Берлин. — На напоминание председателя подсудимому, что он обвиняется в том, что вызвал к себе любовь баронессы приведя ее путем гипнотизма в состояние безволия, Чинский возражает: «нельзя лишить таким путем воли такую чистую в моральном отношении и строго религиозную особу, как баронесса; для этого потребовалось бы гипнотизировать ее очень часто и болезненная особа не была бы в состоянии так точно фиксировать свои идеи».

Дальнейшие события Чинский излагает, как выше описано, дополняя их тем, что баронесса хотела пригласить курортного врача из Вайда быть её посаженным отцом, так как она давно уже не доверяла больше своим родственникам. Он желал негласного венчания, но венчания настоящего; причину такого желания он откроет лишь в присутствии баронессы.

Чинский продолжает: «В период времени между 16—18 января, пока баронесса была еще в