Страница:Процесс Чинского, 1908.pdf/22

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

Вайдѣ, я былъ въ Вѣнѣ, вызвалъ Вартальскаго въ Café Central и далъ ему 200 флориновъ для приглашенія пастора д-ра Партиша, полагая, что послѣдній имѣетъ право на совершеніе обряда вѣнчанія въ Германіи. Впослѣдствіи Вартальскій написалъ мнѣ, что Партишъ не можетъ прибыть, и рекомендовалъ мнѣ своего товарища по службѣ нѣкоего Аренберга, который могъ бы прибыть въ Мюнхенъ и привезти съ собой д-ра Вертемана. Съ Вартальскимъ я познакомился въ Варшавѣ въ 1889 году, гдѣ послѣдній исполнялъ функціи свободнаго пастора. Послѣдній мнѣ говорилъ, что онъ самъ можетъ совершить обрядъ вѣнчанія съ разрѣшенія надлежащей власти. За Вартальскимъ я поѣхалъ въ Зальцбургъ. Я не представлялъ его баронессѣ; Вартальскій представился самъ и при томъ, какъ духовное лицо. Далѣе подсудимый подтверждаетъ вышеописанныя уже нами детали вѣнчанія въ гостиницѣ „Europäischer Hof“; онъ лишь отрицаетъ полученіе имъ телеграммы отъ графа Кальноки; тостъ былъ произнесенъ на французскомъ языкѣ за здравіе герцога и герцогини („duc et duchesse“). Онъ тоже считалъ Вартальскаго за духовное лицо и считаетъ его таковымъ и посейчасъ.

Чинскій продолжаетъ: „14 февраля я получилъ телеграмму изъ Франкфурта о томъ, что оба барона Цедлицъ выѣхали въ Мюнхенъ. Я ожидалъ ихъ на вокзалѣ и они пригласили меня посѣтить ихъ на другой день для переговоровъ въ „Hotel Leinfelder“. При этомъ я захватилъ съ собой разные документы, но въ концѣ концовъ оба Цедлицъ попросили меня показать имъ брачное свидѣтельство, въ чемъ я имъ первоначально отказалъ, замѣтивъ, что я имъ

Тот же текст в современной орфографии

Вайде, я был в Вене, вызвал Вартальского в Café Central и дал ему 200 флоринов для приглашения пастора д-ра Партиша, полагая, что последний имеет право на совершение обряда венчания в Германии. Впоследствии Вартальский написал мне, что Партиш не может прибыть, и рекомендовал мне своего товарища по службе некоего Аренберга, который мог бы прибыть в Мюнхен и привезти с собой д-ра Вертемана. С Вартальским я познакомился в Варшаве в 1889 году, где последний исполнял функции свободного пастора. Последний мне говорил, что он сам может совершить обряд венчания с разрешения надлежащей власти. За Вартальским я поехал в Зальцбург. Я не представлял его баронессе; Вартальский представился сам и при том, как духовное лицо. Далее подсудимый подтверждает вышеописанные уже нами детали венчания в гостинице «Europäischer Hof»; он лишь отрицает получение им телеграммы от графа Кальноки; тост был произнесен на французском языке за здравие герцога и герцогини («duc et duchesse»). Он тоже считал Вартальского за духовное лицо и считает его таковым и посейчас.

Чинский продолжает: «14 февраля я получил телеграмму из Франкфурта о том, что оба барона Цедлиц выехали в Мюнхен. Я ожидал их на вокзале и они пригласили меня посетить их на другой день для переговоров в „Hotel Leinfelder“. При этом я захватил с собой разные документы, но в конце концов оба Цедлиц попросили меня показать им брачное свидетельство, в чём я им первоначально отказал, заметив, что я им