Страница:Рубец. Предания, легенды и сказания стародубской седой старины. 1911.pdf/19

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск
Эта страница была вычитана

глаза его устремленные на Ксеньюшку, издавали какой то фосфорическій свѣтъ, льстивыя слова желали проникнуть въ душу, и что въ немъ и во всѣхъ его дѣйствіяхъ проявляется какая-то сатаническая сила“…

— „А у него,—сказала, входя въ столовую горницу, старуха няня,—есть хвостикъ. Какъ тамъ чортъ не захочетъ обернуться въ человѣка, а хвостика не упрячетъ. Я за нимъ изъ другой горницы смотрѣла и, когда онъ поднялся и предложилъ Ксеньюшкѣ прогуляться, этотъ хвостикъ замѣтила. Да и сама харя у него хоть и смазливая, да чертовская.

Буркулы у него пронзительные, свѣтящіеся, безстыжіе; и отъ него воняетъ сѣрою, какъ ужъ онъ тамъ ни обливайся различными запахами, а сѣрный запахъ пекла всегда отъ такихъ чертей, какъ онъ, разитъ“.

Воевода расхохотался отъ удовольствія, затопалъ ногами и со смѣхомъ сказалъ:

— „Ну няня, разодолжила ты меня; въ такомъ красивомъ и веселомъ молодцѣ-богатырѣ признала оборотня-черта.“

Раздосадованная на воеводу няня, надувшись пошла обратно въ монастырь, сопровождая настоятельницу.


Тот же текст в современной орфографии

глаза его устремленные на Ксеньюшку, издавали какой-то фосфорический свет, льстивые слова желали проникнуть в душу, и что в нём и во всех его действиях проявляется какая-то сатаническая сила»…

— «А у него, — сказала, входя в столовую горницу, старуха няня, — есть хвостик. Как там чёрт не захочет обернуться в человека, а хвостика не упрячет. Я за ним из другой горницы смотрела и, когда он поднялся и предложил Ксеньюшке прогуляться, этот хвостик заметила. Да и сама харя у него хоть и смазливая, да чертовская.

Буркулы у него пронзительные, светящиеся, бесстыжие; и от него воняет серою, как уж он там ни обливайся различными запахами, а серный запах пекла всегда от таких чертей, как он, разит».

Воевода расхохотался от удовольствия, затопал ногами и со смехом сказал:

— «Ну няня, разодолжила ты меня; в таком красивом и веселом молодце-богатыре признала оборотня-черта.»

Раздосадованная на воеводу няня, надувшись пошла обратно в монастырь, сопровождая настоятельницу.