Страница:Русский биографический словарь. Том 12 (1905).djvu/89

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

рамзинъ въ одномъ изъ своихъ писемъ къ И. И. Дмитріеву даетъ, между прочимъ, слѣдующую характеристику Огарева: «Онъ дикъ, неискателенъ, чувствителенъ, честенъ, уменъ, способенъ къ дѣламъ и весьма хорошо пишетъ… Такихъ людей у насъ немного». И въ другомъ письмѣ Карамзинъ подтверждаетъ: «Не много въ свѣтѣ такихъ честныхъ, благородныхъ, и даже умныхъ людей въ смыслѣ основательности, а не блеска мишурнаго». По отзыву А. В. Кочубея, Огаревъ былъ человѣкъ «просвѣщенный и дѣловой, но истинный философъ, воспитанный въ идеяхъ Вольтера и Ж. Ж. Руссо».

Супругой Н. И. Огарева была Елизавета Сергѣевна рожд. Новосильцова (род- 13 ноября 1786 г., ум. въ Петербургѣ 5 февр. 1870 г.) — родная племянница Н. Н. Новосильцова. Она славилась своей красотой, умомъ и образованіемъ, и ее не разъ воспѣвали въ своихъ стихахъ А. С. Пушкинъ, кн. П. А. Вяземскій, И. И. Дмитріевъ.

Полный послужной списокъ. «Сѣв. Пчела» 1852, № 86; «Письма Карамзина къ И. И. Дмитріеву», Спб.,1866, стр. 162, 166; «Записки» А. В. Кочубея, Спб., 1890, стр. 44;,, Переписка Грота съ Плетневымъ", т. II и IV; «Остафьевск. Архивъ кн. Вяземскаго», Спб., 1899, т. I и II; Пушкинъ: «Сочиненія», Акад. изд., т. I, стр. 230, 344—345; И. И. Дмитріевъ: «Сочин.», изд. 1893: ч. I; кн. Вяземекій «Полн. Собр. сочин.», т.III. «Русск. Арх.» 1873, стр. 1041—2.

К. М.
Тот же текст в современной орфографии

рамзин в одном из своих писем к И. И. Дмитриеву дает, между прочим, следующую характеристику Огарева: «Он дик, неискателен, чувствителен, честен, умен, способен к делам и весьма хорошо пишет… Таких людей у нас немного». И в другом письме Карамзин подтверждает: «Не много в свете таких честных, благородных, и даже умных людей в смысле основательности, а не блеска мишурного». По отзыву А. В. Кочубея, Огарев был человек «просвещенный и деловой, но истинный философ, воспитанный в идеях Вольтера и Ж. Ж. Руссо».

Супругой Н. И. Огарева была Елизавета Сергеевна рожд. Новосильцова (род- 13 ноября 1786 г., ум. в Петербурге 5 февр. 1870 г.) — родная племянница Н. Н. Новосильцова. Она славилась своей красотой, умом и образованием, и ее не раз воспевали в своих стихах А. С. Пушкин, кн. П. А. Вяземский, И. И. Дмитриев.

Полный послужной список. «Сев. Пчела» 1852, № 86; «Письма Карамзина к И. И. Дмитриеву», Спб.,1866, стр. 162, 166; «Записки» А. В. Кочубея, Спб., 1890, стр. 44;,, Переписка Грота с Плетневым", т. II и IV; «Остафьевск. Архив кн. Вяземского», Спб., 1899, т. I и II; Пушкин: «Сочинения», Акад. изд., т. I, стр. 230, 344—345; И. И. Дмитриев: «Сочин.», изд. 1893: ч. I; кн. Вяземекий «Полн. Собр. сочин.», т.III. «Русск. Арх.» 1873, стр. 1041—2.

К. М.

Огаревъ, Николай Ильичъ, генералъ-маіоръ, московскій полиціймейстеръ. Родился въ Москвѣ и былъ сынъ пермскаго губернатора И. И. Огарева. Отданный въ корпусъ инженеровъ путей сообщенія, Огаревъ не окончилъ его, поступилъ въ 1835 году вольноопредѣляющимся въ лейбъ-кираскрскій полкъ, а затѣмъ перевелся въ лейбъ гусарскій полкъ, и въ 1838 г. былъ произведенъ въ офицеры, а шесть лѣтъ спустя, вышелъ въ отставку, но черезъ два года снова поступилъ на военную службу. 11-го декабря 1856 года, будучи уже подполковникомъ, онъ былъ назначенъ полиціймейстеромъ въ Москву и въ этой должности оставался до дня своей смерти, причемъ въ 1860 году былъ произведенъ въ полковники, а въ декабрѣ 1881 года—въ генералъ-маіоры; 1-го ноября 1889 года, въ день 50-ти-лѣтія своего служенія въ офицерскихъ чинахъ, былъ награжденъ орденомъ Св. Владиміра 2-й степени. Огаревъ скончался въ Москвѣ 19-го января 1890 года. Тѣло его погребено въ Алексѣевскомъ монастырѣ.

„Русскія Вѣдомости“ 1890 г. № 19 и 20, некрологъ; „Московскія Вѣдомости“ 1890 г. № 20, некрологъ; „Вѣдомости Московской Городской Полиціи" 1890 г. № 16; „Новое Время“, 1890, № 4994 и 4998; „Истор. Вѣсти.“ 1893., т. 61: „Нива“, 1890, № 8.

Е. Ястребцовъ.
Тот же текст в современной орфографии

Огарев, Николай Ильич, генерал-майор, московский полициймейстер. Родился в Москве и был сын пермского губернатора И. И. Огарева. Отданный в корпус инженеров путей сообщения, Огарев не окончил его, поступил в 1835 году вольноопределяющимся в лейб-кираскрский полк, а затем перевелся в лейб гусарский полк, и в 1838 г. был произведен в офицеры, а шесть лет спустя, вышел в отставку, но через два года снова поступил на военную службу. 11-го декабря 1856 года, будучи уже подполковником, он был назначен полициймейстером в Москву и в этой должности оставался до дня своей смерти, причем в 1860 году был произведен в полковники, а в декабре 1881 года — в генерал-майоры; 1-го ноября 1889 года, в день 50-ти-летия своего служения в офицерских чинах, был награжден орденом Св. Владимира 2-й степени. Огарев скончался в Москве 19-го января 1890 года. Тело его погребено в Алексеевском монастыре.

«Русские Ведомости» 1890 г. № 19 и 20, некролог; «Московские Ведомости» 1890 г. № 20, некролог; «Ведомости Московской Городской Полиции» 1890 г. № 16; «Новое Время», 1890, № 4994 и 4998; «Истор. Вести.» 1893., т. 61: «Нива», 1890, № 8.

Е. Ястребцов.

Огаревъ, Николай Платоновичъ, писатель, другъ и сотрудникъ Герцена; родился 24-го ноября 1813 года въ С.-Петербургѣ. Отецъ его—Платонъ Богдановичъ принадлежалъ къ богатой дворянской фамиліи. Онъ имѣлъ много помѣстій въ нѣсколькихъ губерніяхъ и, между прочимъ, с. Старое Акшино въ Пензенской губ. Матери его—Елизаветѣ Ивановнѣ (рожд. Баскаковой) принадлежало значительное родовое село Бѣлоомутъ въ Рязанской губ. Семья Огаревыхъ обыкновенно проживала зимой въ Москвѣ, а на лѣто переѣзжала въ какое-нибудь изъ своихъ богатыхъ имѣній. Николай Платоновичъ потерялъ свою мать двухлѣтнимъ ребенкомъ. Дѣтство свое онъ провелъ въ мирной обстановкѣ, чисто обломовскаго характера, на попеченіи двухъ бабушекъ, няни изъ крѣпостныхъ и дядьки, выучившаго его читать и писать. Бабушки и дядьки способствовали выработкѣ въ немъ внѣшняго религіознаго настроенія, которое впослѣдствіи легко исчезло подъ вліяніемъ Байрона и философіи 18 вѣка, для того, чтобы съ теченіемъ времени снова возродиться въ обновленномъ видѣ. Чтеніе въ дѣлѣ развитія Огарева имѣло большое значеніе, особенно производилъ впечатлѣніе на него Шиллеръ, впервые пробудившій въ душѣ его идеальныя стремленія. Нѣмецъ-гувернеръ—Карлъ Ивановичъ Зоненбергъ, приставленный къ будущему поэту, когда послѣднему исполнилось тринадцать лѣтъ, былъ слишкомъ ничтожною личностью для того, чтобы имѣть на кого-либо нравственное вліяніе, но онъ много способствовалъ физическому развитію своего воспитанника и кромѣ того сыгралъ громадную роль въ судьбѣ Огарева, познакомивъ его съ Герценомъ. Съ перваго же момента этого знакомства между двумя различными (одной нѣжной, замкнутой въ себѣ, съ оттѣнкомъ грусти, а другой — порывистой, горячей, энергичной), но одинаково настроенными натурами завязалась дружба, сохранившаяся у того и другого до гробовой доски. Около того же времени начинается болѣе или менѣе серьезное,

Тот же текст в современной орфографии

Огарев, Николай Платонович, писатель, друг и сотрудник Герцена; родился 24-го ноября 1813 года в С.-Петербурге. Отец его — Платон Богданович принадлежал к богатой дворянской фамилии. Он имел много поместий в нескольких губерниях и, между прочим, с. Старое Акшино в Пензенской губ. Матери его—Елизавете Ивановне (рожд. Баскаковой) принадлежало значительное родовое село Белоомут в Рязанской губ. Семья Огаревых обыкновенно проживала зимой в Москве, а на лето переезжала в какое-нибудь из своих богатых имений. Николай Платонович потерял свою мать двухлетним ребенком. Детство свое он провел в мирной обстановке, чисто обломовского характера, на попечении двух бабушек, няни из крепостных и дядьки, выучившего его читать и писать. Бабушки и дядьки способствовали выработке в нём внешнего религиозного настроения, которое впоследствии легко исчезло под влиянием Байрона и философии 18 века, для того, чтобы с течением времени снова возродиться в обновленном виде. Чтение в деле развития Огарева имело большое значение, особенно производил впечатление на него Шиллер, впервые пробудивший в душе его идеальные стремления. Немец-гувернер — Карл Иванович Зоненберг, приставленный к будущему поэту, когда последнему исполнилось тринадцать лет, был слишком ничтожною личностью для того, чтобы иметь на кого-либо нравственное влияние, но он много способствовал физическому развитию своего воспитанника и кроме того сыграл громадную роль в судьбе Огарева, познакомив его с Герценом. С первого же момента этого знакомства между двумя различными (одной нежной, замкнутой в себе, с оттенком грусти, а другой — порывистой, горячей, энергичной), но одинаково настроенными натурами завязалась дружба, сохранившаяся у того и другого до гробовой доски. Около того же времени начинается более или менее серьезное,