Страница:Русский биографический словарь. Том 4 (1914).djvu/249

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
249
ГАРШИНЪ.

уже было 16 и 17 лѣтъ). Съ 1868 г. онъ устроился въ очень симпатичной ему семьѣ одного изъ своихъ гимназическихъ товарищей В. Н. Аѳанасьева. Около этого же времени Г., благодаря другому своему товарищу по гимназіи, В. М. Латкину, вошелъ въ семью А. Я. Герда, которому, какъ говорилъ самъ Г., онъ былъ обязанъ болѣе, чѣмъ кому-либо другому, въ дѣлѣ умственнаго и нравственнаго своего развитія. Съ VI класса Г. былъ принятъ въ пансіонъ на казенный счетъ. За все время пребыванія въ гимназіи, такъ же, какъ впослѣдствіи и въ горномъ институтѣ, вплоть до поступленія въ армію, т. е. до 1877 г., Г. на лѣтніе каникулы всегда пріѣзжалъ къ своимъ роднымъ въ Харьковъ или Старобѣльскъ. Въ концѣ 1872 г., когда Г. перешелъ уже въ послѣдній классъ, впервые проявился у него тотъ тяжелый психическій недугъ, который періодически охватывалъ его впослѣдствіи, отравлялъ ему жизнь и привелъ къ ранней могилѣ. Первые признаки болѣзни выразились въ сильномъ возбужденіи и въ повышенной лихорадочной дѣятельности. Квартиру своего брата Виктора Г. обратилъ въ настоящую лабораторію, опытамъ своимъ придавалъ чуть не мировое значеніе и старался привлечь къ своимъ занятіямъ какъ можно больше лицъ. Наконецъ припадки его нервнаго возбужденія обострились настолько, что его пришлось помѣстить въ больницу Св. Николая, гдѣ къ началу 1873 г. его состояніе настолько ухудшилось, что къ нему не всегда допускали лицъ, желавшихъ его наьѣстить. Въ промежуткахъ между такими тяжелыми припадками у него бывали минуты просвѣтленія, и въ эти минуты передъ нимъ мучительно ясно вставало все то, что совершалъ онъ въ періодѣ безумія. Въ этомъ состоялъ весь ужасъ его положенія, такъ какъ въ своемъ болѣзненно чуткомъ сознаніи, онъ считалъ себя отвѣтственнымъ за эти поступки, и никакія убѣжденія не могли его успокоить и заставить думать иначе. Всѣ послѣдующіе припадки болѣзни протекали у Г. приблизительно при тѣхъ же явленіяхъ, ощущеніяхъ и переживаніяхъ. Когда Г. почувствовалъ себя немного лучше, то изъ лѣчебницы Св. Николая его перевезли въ лѣчебницу д-ра Фрея, гдѣ, благодаря внимательному умѣлому уходу и разумному лѣченію, онъ совершенно оправился къ лѣту 1873 г., такъ что въ: 1874 г. успѣшно окончилъ курсъ училища. Самыя хорошія воспоминанія оставили въ немъ годы его пребыванія въ училищѣ; съ особенной теплотой и признательностью вспоминалъ онъ всегда директора училища. В. О. Эвальда, учителя словесности В. П. Геннинга и учителя естественной исторіи М. М. Федорова. «Не имѣя возможности поступить въ университетъ», пишетъ Г. въ своей автобіографіи, «я думалъ сдѣлаться докторомъ. Многіе изъ моихъ товарищей (предыдущихъ выпусковъ) попали въ медицинскую академію, и теперь доктора. Но какъ разъ ко времени моего окончанія курса, Д-въ подалъ записку государю, что вотъ, молъ, реалисты поступаютъ въ медицинскую академію, а потомъ проникаютъ изъ академіи въ университетъ. Тогда было приказано реалистовъ въ доктора не пускать. Пришлось выбирать какое-нибудь изъ техническихъ заведеній: я выбралъ то, гдѣ поменьше математики — горный институтъ. Занятіямъ въ институтѣ Г. снова удѣляетъ лишь столько времени, сколько необходимо, чтобы не отстать отъ курса, все же остальное употребляетъ на чтеніе и, главное, на подготовленіе себя къ литературной дѣятельности, въ которой видитъ свое истинное призваніе. Въ 1876 г. Г. впервые выступилъ въ печати съ небольшимъ разсказомъ: «Подлинная исторія энскаго земскаго собранія», напечатаннымъ въ еженедѣльной газетѣ «Молва» (№ 15) за подписью Р. Л., но самъ авторъ не придавалъ особаго значенія этому первому дебюту и не любилъ о немъ говорить, такъ же, какъ и о своихъ статьяхъ о художественныхъ выставкахъ, напечатанныхъ въ «Новостяхъ» за 1877 г.: Эти статьи были написаны имъ подъ вліяніемъ сближенія съ кружкомъ молодыхъ художниковъ. Г. былъ непремѣннымъ участникомъ всѣхъ «пятницъ» этого кружка, здѣсь впервые читалъ онъ нѣкоторыя свои произведенія, здѣсь горячо, горячѣе многихъ художниковъ, спорилъ онъ объ искусствѣ, на которое