Страница:Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том 4 (1883).djvu/492

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

лишаетъ ихъ истиннаго семейнаго счастія, высочайшаго въ жизни и онѣ увядаютъ на своихъ грудахъ золота; другой подобный примѣръ видимъ мы въ богатой современной наслѣдницѣ, англичанкѣ Бурдетъ-Коутсъ.

Въ домѣ Орлова, какъ и во всѣхъ знатныхъ домахъ русскаго дворянства, преобладала въ то время большая нелюбовь къ французамъ и вообще ко всѣмъ подчиненнымъ французскому господству; въ особенности же распространялось это нерасположеніе на гордыхъ дипломатовъ французской имперіи. Я помню одну особенно замѣчательную манифестацію этой ненависти. Герцогъ Виченцскій давалъ маскарадъ. Было приглашено множество гостей съ заявленіемъ, чтобы гости явились если не въ костюмахъ, то по крайней мѣрѣ въ домино или венеціанскомъ плащѣ. Иностранный дипломатическій корпусъ, всѣ иностранцы подчинились такому распоряженію, но русскіе съ радостію воспользовались случаемъ показать высокомѣрному императорскому послу, что не намѣрены оказывать ему удовольствіе. Всѣ русскіе явились въ обыкновенныхъ бальныхъ костюмахъ и безъ масокъ. Я ничего не слышалъ про такой уговоръ и пришелъ въ венеціанскомъ плащѣ съ маской въ рукѣ; но на лѣстницѣ меня удержалъ одинъ пріятель и шепнулъ: какъ бросится въ глаза и покажется неблагопріятнымъ для меня такое поведеніе, противное состоявшемуся уговору между всѣми русскими. Я тотчасъ же отложилъ въ сторону венеціанскій плащъ и маску и вошелъ въ комнаты въ обыкновенномъ бальномъ костюмѣ. Когда посланннкъ увидѣлъ, что русскіе всѣ по немногу являлись незамаскированными, и ясно понялъ преднамѣренность ихъ поступка, то задрожалъ отъ внутренняго бѣшенства, но долженъ былъ сохранить внѣшнее спокойствіе духа; русскихъ было слишкомъ много, чтобы можно ему было выразить имъ свое неудовольствіе[1]. Странное было зрѣлище: представители французской имперіи, рейнскаго союза и tutti quanti Наполеоновской Европы входили въ разноцвѣтныхъ, пестрыхъ, фантастическихъ костюмахъ и явились какъ бы на какое представленіе предъ русскими, одѣтыми просто и серьезно. Слишкомъ легко можно было дѣлать сравненія и потому раздавался по залѣ шепотъ, но темно и далеко еще было то будущее, въ которомъ эта комедія съ переодѣваньемъ должна было показаться истиннымъ пророчествомъ. Такъ наслаждался я жизнью среди высшаго общества; часто попадалъ въ свиту прекрасныхъ женщинъ; то онѣ меня отличали и привлекали къ себѣ, то оставляли, или я самъ

  1. Герцогъ Виченцскій (Коленкуръ) былъ посланникомъ Наполеона въ Петербургѣ со времени Тильзитскаго мира по 9 мая 1811 г., когда былъ отозванъ и замѣненъ Лористономъ. Наполеонъ называлъ Коленкура угодникомъ императора Александра. Коленкуръ постоянно увѣрялъ свое правительство въ миролюбіи нашего государя. «Онъ сдѣлался русскимъ — говорилъ Наполеонъ про Коленкура и отозвалъ его изъ Петербурга, желая сложить съ себя вину въ нарушеніи мира.