Страница:Словарь Верхотурского уезда Пермской губернии.pdf/627

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
630 —

Лессинга, стр. 362; Извѣстія политехническаго института 1905 г., томъ III,вып. 4 и 5.

Острая гора находится въ дачѣ Нижне-Тагильскаго округа, въ вершинахъ рѣки Облейской-Каменки и къ юго-востоку отъ горы Хламнушки. Съ горой Широкой, расположенной западнѣе, составляетъ водораздѣлъ между Облейской Каменкой впадающей въ Черноисточинскій прудъ и Дикой Шайтанкой, лѣвымъ притокомъ рѣки Тагила. Свѣдѣнія Нижне-Тагильскаго управленія.

Остяки, близко родственная народность юграмъ и вогуламъ; все историческое прошлое ихъ, въ особенности на территоріи нынѣшняго Верхотурскаго уѣзда, тѣсно связано съ жизнью вогулъ, въ древнихъ грамотахъ и другихъ памятникахъ старины очень часто трудно отдѣлить и въ точности указать, о которой изъ этихъ народностей говорится, также остяки смѣшиваются въ грамотахъ и съ инородцами — пермяками, иногда съ башкирами и татарами. Профессоръ Смирновъ говоритъ: «Остяки и вогулы, вмѣстѣ съ давно отдѣлившимися отъ нихъ мадьярами — венграми — уграми, являются представителями собственно угорской группы, угро-финскаго племени. Наши лѣтописи знаютъ финскія племена на тѣхъ мѣстахъ, гдѣ они живутъ теперь, гдѣ о нихъ сохранились воспоминанія. Угры нѣкогда жили въ бассейнѣ Сѣв. Двины, въ верхнемъ теченіи Волги и Оки и многія хорографическія названія (особенно рѣкъ) въ средней Россіи объясняются скорѣе угорскими корнями словъ, чѣмъ финскими. Наступательный характеръ славянскихъ племенъ съ запада изъ Великаго Новгорода и съ юга по теченію Оки, бравшихъ всегда перевѣсъ своей численностью, постепенно тѣснившихъ не только югровъ, но и другіе финскіе племена, тѣснимые не безъ борьбы, отступали къ Уралу. Рядомъ съ этимъ славяне ассимилировали угро-финновъ, измѣняя природу финскихъ племенъ до уподобленія себѣ: сѣверо-русская женщина не участвовала въ метизаціи, говоритъ профессоръ Смирновъ, и являлась хранительницей славянскаго антропологическаго типа (по скольку онъ былъ чистъ къ началу нашей писаной исторіи) за крайне рѣдкими исключеніями до татарскаго погрома ея не касалось насиліе врага — побѣдителя. Съ XI столѣтія новгородскіе отроки