Страница:Соловьев-Несмелов. Нянины сказки. 1917.pdf/36

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— Забѣгала, скажешь тоже!

— Да, бѣгаетъ: безъ хвоста только, а бѣгаетъ!

— Ну, а я-то что же пищала? Что цѣлую мышку котъ не пуститъ, ну, и выходитъ безъ хвоста; а безъ хвоста мышь—развѣ мышь? Хвостъ для мыши—все: нѣтъ у мыши хвоста,—нѣтъ и мыши! Развѣ у насъ теперь кто съ ней будетъ водиться изъ нашего общества, съ безхвостой-то? Нѣтъ ужъ, сударка, полѣзай опять къ коту, играй тамъ, а намъ безхвостой мыши не нужно! Этакій позоръ. Я много лѣтъ живу на свѣтѣ, въ которомъ подпольѣ принята уже съ честью, а такого позора, чтобы съ безхвостой жить,—не приходилось! Котъ можетъ каждую изъ насъ загрызть, отъѣсть голову, исцарапать до-смерти, а хвостъ отъѣсть и пустить живой,—этакаго сраму въ мышиномъ мірѣ не бывало! И это съ молодой мышью!

Маленькая мышь Матреша, дѣйствительно, бѣгала безъ хвоста; она все еще дрожала отъ пережитаго страха и понять не могла, отчего отъ нея всѣ сторонятся….

А въ столовой наверху шла отчаянная возня.

Котъ Василій страшно волновался, что упустилъ маленькую мышку, грызъ въ зубахъ ея хвостъ, словно досаждалъ себѣ этимъ за свою глупость, что онъ не вытащилъ за хвостъ мышку, какъ это съ нимъ не разъ бывало, а отгрызъ его и пустилъ ее на свободу.

Тот же текст в современной орфографии

— Забегала, скажешь тоже!

— Да, бегает: без хвоста только, а бегает!

— Ну, а я-то что же пищала? Что целую мышку кот не пустит, ну, и выходит без хвоста; а без хвоста мышь — разве мышь? Хвост для мыши — всё: нет у мыши хвоста, — нет и мыши! Разве у нас теперь кто с ней будет водиться из нашего общества, с бесхвостой-то? Нет уж, сударка, полезай опять к коту, играй там, а нам бесхвостой мыши не нужно! Этакий позор. Я много лет живу на свете, в котором подполье принята уже с честью, а такого позора, чтобы с бесхвостой жить, — не приходилось! Кот может каждую из нас загрызть, отъесть голову, исцарапать до-смерти, а хвост отъесть и пустить живой, — этакого сраму в мышином мире не бывало! И это с молодой мышью!

Маленькая мышь Матрёша, действительно, бегала без хвоста; она всё ещё дрожала от пережитого страха и понять не могла, отчего от неё все сторонятся….

А в столовой наверху шла отчаянная возня.

Кот Василий страшно волновался, что упустил маленькую мышку, грыз в зубах её хвост, словно досаждал себе этим за свою глупость, что он не вытащил за хвост мышку, как это с ним не раз бывало, а отгрыз его и пустил её на свободу.