Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 4, 1863.pdf/307

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
302
ИППІАСЪ БОЛЬШІЙ.


Ипп. Да.

Сокр. Не назовемъ ли мы прекраснымъ поэтому и цѣлое тѣло — иное для бѣганья, иное для битвы, — прекраснымъ и всѣхъ животныхъ — лошадь, пѣтуха, перепела, и всѣ сосуды, D. колесницы на сушѣ, суда и военные корабли на морѣ, и всѣ орудія — какъ для музыки, такъ и для прочихъ искуствъ, а если хочешь, и занятія, и законы? Не назовемъ ли мы такимъ же образомъ прекраснымъ почти все это? Смотря на каждую изъ вещей, какова она по природѣ, какова по отдѣлкѣ, въ какомъ находится состояніи, и видя, что она полезна, какъ полезна, къ чему полезна и когда полезна, мы почитаемъ ее прекрасною, E. а во всѣхъ этихъ отношеніяхъ безполезную относимъ къ дурнымъ. Не такъ ли и тебѣ кажется, Иппіасъ?

Ипп. И мнѣ.

Сокр. Стало-быть, мы теперь правильно говоримъ, что прекрасное есть болѣе всего полезное.

Ипп. Конечно правильно, Сократъ.

Сокр. Но всякая вещь не къ тому ли полезна, что̀ можетъ она сдѣлать, поколику можетъ, а когда не можетъ, безполезна?

Ипп. Конечно.

Сокр. Слѣдовательно, мочь — прекрасно, а не мочь — постыдно?

Ипп. И очень. Намъ, Сократъ, и все другое свидѣтельствуетъ, 296. что это такъ, да и политика; ибо въ дѣлахъ политическихъ и въ городѣ — мочь есть превосходнѣе всего, а не мочь всего постыднѣе.

Сокр. Ты хорошо говоришь. Не потому ли, ради боговъ, Иппіасъ, и мудрость всего прекраснѣе, а невѣжество всего постыднѣе?

Ипп. А ты какъ думаешь, Сократъ?

Сокр. Молчи, любезный другъ; я очень боюсь: что̀ это мы опять говоримъ?

B.Ипп. Чего ты боишься еще, Сократъ, когда рѣчь твоя шла впередъ такъ прекрасно?

Сокр. Хотѣлъ бы; но разсмотри вмѣстѣ со мною слѣдую-

Тот же текст в современной орфографии


Ипп. Да.

Сокр. Не назовем ли мы прекрасным поэтому и целое тело — иное для беганья, иное для битвы, — прекрасным и всех животных — лошадь, петуха, перепела, и все сосуды, D. колесницы на суше, суда и военные корабли на море, и все орудия — как для музыки, так и для прочих искусств, а если хочешь, и занятия, и законы? Не назовем ли мы таким же образом прекрасным почти всё это? Смотря на каждую из вещей, какова она по природе, какова по отделке, в каком находится состоянии, и видя, что она полезна, как полезна, к чему полезна и когда полезна, мы почитаем ее прекрасною, E. а во всех этих отношениях бесполезную относим к дурным. Не так ли и тебе кажется, Иппиас?

Ипп. И мне.

Сокр. Стало быть, мы теперь правильно говорим, что прекрасное есть более всего полезное.

Ипп. Конечно правильно, Сократ.

Сокр. Но всякая вещь не к тому ли полезна, что̀ может она сделать, поколику может, а когда не может, бесполезна?

Ипп. Конечно.

Сокр. Следовательно, мочь — прекрасно, а не мочь — постыдно?

Ипп. И очень. Нам, Сократ, и всё другое свидетельствует, 296. что это так, да и политика; ибо в делах политических и в городе — мочь есть превосходнее всего, а не мочь всего постыднее.

Сокр. Ты хорошо говоришь. Не потому ли, ради богов, Иппиас, и мудрость всего прекраснее, а невежество всего постыднее?

Ипп. А ты как думаешь, Сократ?

Сокр. Молчи, любезный друг; я очень боюсь: что̀ это мы опять говорим?

B.Ипп. Чего ты боишься еще, Сократ, когда речь твоя шла вперед так прекрасно?

Сокр. Хотел бы; но рассмотри вместе со мною следую-