Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 1, 1863.pdf/262

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
229
ЛАХЕСЪ.

данъ[1]: о собственныхъ же своихъ дѣлахъ ни ему, ни мнѣ разсказать нечего. По этому мы теперь стыдимся своихъ дѣтей и обвиняемъ отцовъ, что намъ, во время нашего D. дѣтства, они позволяли баловаться[2], а дѣла чужія исполняли. Это-то слышатъ отъ насъ и наши юноши. Если вы не будете радѣть о себѣ и повиноваться намъ, говоримъ мы имъ, то останетесь безславными; а когда позаботитесь, то скоро окажетесь достойными тѣхъ именъ, которыя носите. Вотъ они и готовы повиноваться; но мы все-таки изслѣдываемъ, чему учась и чѣмъ занимаясь, можно бы имъ сдѣлаться людьми отличными. Нѣкто одобрялъ намъ и эту E. науку, что то-есть хорошо юношѣ умѣть сражаться въ полномъ вооруженіи, хвалилъ того человѣка, который нынѣ показывалъ вамъ себя, и предлагалъ посмотрѣть его. По тому-то мы признали нужнымъ и сами пойти на это зрѣлище, и васъ пригласить, вмѣстѣ какъ зрителей и совѣтниковъ, или, когда угодно, участниковъ въ попеченіи о нашихъ сыновьяхъ. Вотъ что хотѣли мы сообщить вамъ. Теперь ваше дѣло дать свой совѣтъ и объ этой наукѣ, 180. должно ли заниматься ею, или нѣтъ, и о другихъ, которыя найдете полезными для юноши, и, можетъ быть, о самомъ сообществѣ[3].

  1. Извѣстно, что Аристидъ былъ первымъ генералъ-провіантмейстеромъ и казначеемъ союзныхъ войскъ. Заботливость о пользѣ союзниковъ къ нему-то здѣсь преимущественно и относится.
  2. Позволяли баловаться, εἴων τρυφᾶν. Этому признанію, повидимому, противорѣчатъ слова Платона въ Менонѣ p. 94. A: ἄλλον δὲ δὴ σκεψώμεθα, Ἀριστεἰδην τὸν Λυσιμάχου. — Οὐκοῦν καὶ οὔτος τὸν ὑιὸν τὸν αὐτοῦ Λυσίμαχον, ὅσα μὲν διδασκάλων εἕχετο, κάλλιςα Ἀθηναίων ἐπαίδευσεν. Но Платонъ какъ въ Менонѣ, такъ и въ Лахесѣ имѣетъ въ виду нравственную цѣль воспитанія. По его ученію, всякое знаніе тогда только цѣнно, когда оно содѣйствуетъ къ улучшенію нравственной стороны человѣка. Лизимахъ конечно могъ быть наученъ всему, что обыкновенно преподаютъ учители, и не смотря на то, оставаться съ самымъ дурнымъ сердцемъ. Есть и въ наше время много людей чрезвычайно образованныхъ, въ которыхъ однакожъ Сократъ не нашелъ бы и тѣни добродѣтели. Вотъ этого-то дара ни отцы, ни учители не въ состояніи были передать имъ. Одни только врачи душъ могли бы сообщить его.
  3. О самомъ сообществѣ, περὶ τῆς κοινωνίας, то-есть о томъ, кому посовѣтуете вы ввѣрить нашихъ дѣтей, — съ какими учителями должны они обращаться.
Тот же текст в современной орфографии

дан[1]: о собственных же своих делах ни ему, ни мне рассказать нечего. Поэтому мы теперь стыдимся своих детей и обвиняем отцов, что нам, во время нашего D. детства, они позволяли баловаться[2], а дела чужие исполняли. Это-то слышат от нас и наши юноши. Если вы не будете радеть о себе и повиноваться нам, говорим мы им, то останетесь бесславными; а когда позаботитесь, то скоро окажетесь достойными тех имен, которые носите. Вот они и готовы повиноваться; но мы всё-таки исследываем, чему учась и чем занимаясь, можно бы им сделаться людьми отличными. Некто одобрял нам и эту E. науку, что то есть хорошо юноше уметь сражаться в полном вооружении, хвалил того человека, который ныне показывал вам себя, и предлагал посмотреть его. Потому-то мы признали нужным и сами пойти на это зрелище, и вас пригласить, вместе как зрителей и советников, или, когда угодно, участников в попечении о наших сыновьях. Вот что хотели мы сообщить вам. Теперь ваше дело дать свой совет и об этой науке, 180. должно ли заниматься ею, или нет, и о других, которые найдете полезными для юноши, и, может быть, о самом сообществе[3].

————————————

  1. Известно, что Аристид был первым генерал-провиантмейстером и казначеем союзных войск. Заботливость о пользе союзников к нему-то здесь преимущественно и относится.
  2. Позволяли баловаться, εἴων τρυφᾶν. Этому признанию, по-видимому, противоречат слова Платона в Меноне p. 94. A: ἄλλον δὲ δὴ σκεψώμεθα, Ἀριστεἰδην τὸν Λυσιμάχου. — Οὐκοῦν καὶ οὔτος τὸν ὑιὸν τὸν αὐτοῦ Λυσίμαχον, ὅσα μὲν διδασκάλων εἕχετο, κάλλιςα Ἀθηναίων ἐπαίδευσεν. Но Платон как в Меноне, так и в Лахесе имеет в виду нравственную цель воспитания. По его учению, всякое знание тогда только ценно, когда оно содействует к улучшению нравственной стороны человека. Лизимах конечно мог быть научен всему, что обыкновенно преподают учители, и не смотря на то, оставаться с самым дурным сердцем. Есть и в наше время много людей чрезвычайно образованных, в которых однакож Сократ не нашел бы и тени добродетели. Вот этого-то дара ни отцы, ни учители не в состоянии были передать им. Одни только врачи душ могли бы сообщить его.
  3. О самом сообществе, περὶ τῆς κοινωνίας, то есть о том, кому посоветуете вы вверить наших детей, — с какими учителями должны они обращаться.