Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 1, 1863.pdf/437

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


ЛИЦА РАЗГОВАРИВАЮЩІЯ:
СОКРАТЪ И МЕЛИТЪ.

17.Не знаю, Аѳиняне, какое впечатлѣніе сдѣлали на васъ мои обвинители; а я и самъ отъ нихъ едва не забылся[1]: такъ убѣдительны были рѣчи ихъ! — хотя правды-то въ этихъ рѣчахъ, можно сказать, нисколько. Но изъ многихъ, взнесенныхъ моими обвинителями навѣтовъ, особенно изумилъ меня тотъ, что они совѣтовали вамъ остерегаться, какъ бы не обмануло васъ сильное будто бы мое краснорѣчіе; B. потому что не краснѣя говорить такую ложь, въ которой я тотчасъ же могу обличить ихъ предъ вами, доказавъ самымъ дѣломъ, что у меня нисколько нѣтъ краснорѣчія, по моему мнѣнію, есть величайшее безстыдство. Развѣ человѣкомъ краснорѣчивымъ называютъ они того, кто говоритъ истину? Если эта мысль ихъ; то я конечно могъ бы назвать себя риторомъ, — и не такимъ какъ они: потому что они, какъ сказано, вовсе не говорили правды[2]; а отъ меня вы услышите совершенную истину. Но вы, Аѳиняне, клянусь Зевсомъ, не услышите рѣчи расцвѣченной и разукрашенной

  1. То-есть, едва не забылъ себя, едва не забылъ, что я дѣйствительно не таковъ, какимъ они описывали меня. Въ этомъ же смыслѣ λανθάνομαι и въ Федрѣ p. 228. A. ἐι ἐγὼ Φαῖδρον ἀγνοῶ, καὶ ἐμαυτοῦ ἐπιλέλησμαι.
  2. Вовсе не говорили правды, ἤ τι ἢ ουδὲν ἀληθὲς εἰρήκασιν. Эта формула заключаетъ въ себѣ понятіе совершеннаго отрицанія. См. Valckenär. ad Herod. III. 149. Онъ сноситъ выраженія Ксенофонта (Cyrop. VII. 5. 45). τούτων τῶν περιεστηκότων ἤ τινα ἢ οὐδένα οἷδα, и Эліана (de nat. anim. VI. 50) ἴσασιν Αἰγυπτίων ἤ τις ἢ οὐδείς (VII. 8.), θαυμάζει τις ἢ οὐδείς. См. Matth. Gr. § 487. 8. Грамматики, не понявъ силы и значенія этой формулы, слова ἤ τι ἢ во многихъ спискахъ признали излишними и изгнали изъ текста. Эта формула вводила критиковъ въ обманъ и при объясненіи мѣста de Rep. VI. p. 496. C.
Тот же текст в современной орфографии
ЛИЦА РАЗГОВАРИВАЮЩИЕ:
СОКРАТ И МЕЛИТ.

17.Не знаю, Афиняне, какое впечатление сделали на вас мои обвинители; а я и сам от них едва не забылся[1]: так убедительны были речи их! — хотя правды-то в этих речах, можно сказать, нисколько. Но из многих, взнесенных моими обвинителями наветов, особенно изумил меня тот, что они советовали вам остерегаться, как бы не обмануло вас сильное будто бы мое красноречие; B. потому что не краснея говорить такую ложь, в которой я тотчас же могу обличить их пред вами, доказав самым делом, что у меня нисколько нет красноречия, по моему мнению, есть величайшее бесстыдство. Разве человеком красноречивым называют они того, кто говорит истину? Если эта мысль их; то я конечно мог бы назвать себя ритором, — и не таким как они: потому что они, как сказано, вовсе не говорили правды[2]; а от меня вы услышите совершенную истину. Но вы, Афиняне, клянусь Зевсом, не услышите речи расцвеченной и разукрашенной

————————————

  1. То есть, едва не забыл себя, едва не забыл, что я действительно не таков, каким они описывали меня. В этом же смысле λανθάνομαι и в Федре p. 228. A. ἐι ἐγὼ Φαῖδρον ἀγνοῶ, καὶ ἐμαυτοῦ ἐπιλέλησμαι.
  2. Вовсе не говорили правды, ἤ τι ἢ ουδὲν ἀληθὲς εἰρήκασιν. Эта формула заключает в себе понятие совершенного отрицания. См. Valckenär. ad Herod. III. 149. Он сносит выражения Ксенофонта (Cyrop. VII. 5. 45). τούτων τῶν περιεστηκότων ἤ τινα ἢ οὐδένα οἷδα, и Элиана (de nat. anim. VI. 50) ἴσασιν Αἰγυπτίων ἤ τις ἢ οὐδείς (VII. 8.), θαυμάζει τις ἢ οὐδείς. См. Matth. Gr. § 487. 8. Грамматики, не поняв силы и значения этой формулы, слова ἤ τι ἢ во многих списках признали излишними и изгнали из текста. Эта формула вводила критиков в обман и при объяснении места de Rep. VI. p. 496. C.