Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 2, 1863.pdf/8

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


КРИТОНЪ.

ВВЕДЕНІЕ.

Въ Платоновомъ Критонѣ Сократъ изслѣдываетъ, чѣмъ обязанъ руководствоваться гражданинъ, живя въ нѣдрѣ общества, и каковы должны бытъ его отношенія къ отечественнымъ законамъ. Эта тема мѣтитъ на два совершенно противуположныхъ понятія о гражданскомъ договорѣ.

Извѣстно, что греческіе софисты, слѣдуя мнѣнію Протагора[1], почитали законы изобрѣтеніемъ правителей, независимо отъ нуждъ и внутренней природы лицъ, составляющихъ государство; а потому учили, что люди соединяются въ общество только внѣшними условіями, то-есть частными выгодами, стремленіемъ къ безопасности, желаніемъ удовольствій и т. п. Представленіе общаго блага въ ихъ школахъ почитаемо было мечтою; понятіе отечества, счастія, любви и дружбы опредѣлялось у нихъ матеріальными пользами[2]. Что такое отечество? Это игорный домъ, отвѣчали они, въ которомъ всякій имѣетъ право стараться обыграть ближняго, въ которомъ все должно измѣряться внѣшнею свободою, не исключая и закона политическаго.

  1. Plat. Protag. 326. D. 337. D.
  2. Чувства любви и дружбы, къ сожалѣнію, и въ наше время не рѣдко вводятся въ разрядъ органическихъ связей и утилитарныхъ расчетовъ. Вотъ тутъ-то и нуженъ взглядъ философскій, который бы соображалъ начала съ слѣдствіями, соглашалъ дѣйствія съ причинами и прозиралъ въ соотношенія вещей. Если нравственная любовь — мечта, то всѣ доблестныя чувства — также мечта; потому что послѣднія могутъ являться только подъ формою первой; другой формы для нихъ существо разумное не имѣетъ; а въ неразумномъ нѣтъ и чувства, достойнаго имени «любовь».
Тот же текст в современной орфографии
КРИТОН.

ВВЕДЕНИЕ.

В Платоновом Критоне Сократ исследывает, чем обязан руководствоваться гражданин, живя в недре общества, и каковы должны быт его отношения к отечественным законам. Эта тема метит на два совершенно противоположных понятия о гражданском договоре.

Известно, что греческие софисты, следуя мнению Протагора[1], почитали законы изобретением правителей, независимо от нужд и внутренней природы лиц, составляющих государство; а потому учили, что люди соединяются в общество только внешними условиями, то есть частными выгодами, стремлением к безопасности, желанием удовольствий и т. п. Представление общего блага в их школах почитаемо было мечтою; понятие отечества, счастья, любви и дружбы определялось у них материальными пользами[2]. Что такое отечество? Это игорный дом, отвечали они, в котором всякий имеет право стараться обыграть ближнего, в котором всё должно измеряться внешнею свободою, не исключая и закона политического.

————————————

  1. Plat. Protag. 326. D. 337. D.
  2. Чувства любви и дружбы, к сожалению, и в наше время не редко вводятся в разряд органических связей и утилитарных расчетов. Вот тут-то и нужен взгляд философский, который бы соображал начала со следствиями, соглашал действия с причинами и прозирал в соотношения вещей. Если нравственная любовь — мечта, то все доблестные чувства — также мечта; потому что последние могут являться только под формою первой; другой формы для них существо разумное не имеет; а в неразумном нет и чувства, достойного имени «любовь».