Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 3, 1863.pdf/252

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
247
КНИГА ПЯТАЯ.

вѣчнаго насилія, которое въ отношеніи къ единоплеменникамъ беззаконно. P. 466 D — 471 C.

Когда Сократъ объяснилъ это, Главконъ сталъ просить, чтобы онъ показалъ возможность осуществленія такого общества; потому что оно кажется ему весьма труднымъ. Сократъ отвѣчаетъ Главкону, что хотя это и невозможно; однакожъ то общество было бы прекрасно, которое по крайней мѣрѣ близко подходило бы къ предначертанному. Причина же, по которой существующія нынѣ общества далеко отступаютъ отъ того образца совершеннѣйшей организаціи, состоитъ въ томъ, что образъ управленія обществомъ и философія являются занятіями совершенно отдѣльными, какбы не имѣли ничего общаго. Между тѣмъ отъ государства нечего ожидать хорошаго, пока не будутъ въ немъ или философы царствовать, или цари философствовать, а до того времени предначертанное теперь общество не осуществится. Чтобы показать всю силу этой истины и ея цѣль, Сократъ начертываетъ образъ философа, изъ котораго было бы видно, на что особенно въ устроеніи общества и въ управленіи имъ слѣдуетъ обращать вниманіе. Философомъ онъ называетъ того, кто любитъ мудрость и стремится къ ней, — не ту недостаточную и несовершенную мудрость, но совершенную и всецѣлую, — увлекаясь къ ней жаждою ненасытимою. Отъ истиннаго, неподдѣльнаго философа, ищущаго τὸ ὄντως ὄν и созерцающаго душевно самую сущность или идею, отличаетъ онъ того, кто останавливается на созерцаніи вещей тѣлесныхъ, непрестанно измѣняющихся, и любуется ихъ разнообразіемъ. Сократъ полагаетъ, что такой философъ никогда не можетъ достигнуть до несомнѣннаго познанія самой истины, но водится только слѣпымъ мнѣніемъ: напротивъ, тотъ въ самомъ дѣлѣ достигаетъ истиннаго и достойнаго своего имени знанія; потому что духъ его постоянно обращенъ къ вѣчному, неподвижному. Есть, говоритъ Сократъ, нѣкоторый родъ вещей, существующій абсолютно и противуположный несуществующему. Съ тѣмъ родомъ соединено знаніе; а то, чего нѣтъ, никакимъ образомъ познано быть не можетъ. Но между тѣмъ, что̀ по истинѣ есть, и тѣмъ, чего нѣтъ, занимаютъ средину вещи, подлежащія чувствамъ, которыя, существуя какъ будто самымъ дѣломъ, съ

Тот же текст в современной орфографии

вечного насилия, которое в отношении к единоплеменникам беззаконно. P. 466 D — 471 C.

Когда Сократ объяснил это, Главкон стал просить, чтобы он показал возможность осуществления такого общества; потому что оно кажется ему весьма трудным. Сократ отвечает Главкону, что хотя это и невозможно; однакож то общество было бы прекрасно, которое по крайней мере близко подходило бы к предначертанному. Причина же, по которой существующие ныне общества далеко отступают от того образца совершеннейшей организации, состоит в том, что образ управления обществом и философия являются занятиями совершенно отдельными, как бы не имели ничего общего. Между тем от государства нечего ожидать хорошего, пока не будут в нём или философы царствовать, или цари философствовать, а до того времени предначертанное теперь общество не осуществится. Чтобы показать всю силу этой истины и её цель, Сократ начертывает образ философа, из которого было бы видно, на что особенно в устроении общества и в управлении им следует обращать внимание. Философом он называет того, кто любит мудрость и стремится к ней, — не ту недостаточную и несовершенную мудрость, но совершенную и всецелую, — увлекаясь к ней жаждою ненасытимою. От истинного, неподдельного философа, ищущего τὸ ὄντως ὄν и созерцающего душевно самую сущность или идею, отличает он того, кто останавливается на созерцании вещей телесных, непрестанно изменяющихся, и любуется их разнообразием. Сократ полагает, что такой философ никогда не может достигнуть до несомненного познания самой истины, но водится только слепым мнением: напротив, тот в самом деле достигает истинного и достойного своего имени знания; потому что дух его постоянно обращен к вечному, неподвижному. Есть, говорит Сократ, некоторый род вещей, существующий абсолютно и противоположный несуществующему. С тем родом соединено знание; а то, чего нет, никаким образом познано быть не может. Но между тем, что̀ поистине есть, и тем, чего нет, занимают средину вещи, подлежащие чувствам, которые, существуя как будто самым делом, с