Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 3, 1863.pdf/497

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
492
ПОЛИТИКА ИЛИ ГОСУДАРСТВО.

точностію: — таковому разсказчику надобно возразить, что онъ слишкомъ простъ и, какъ видно, встрѣтился съ какимъ-то волшебникомъ, что онъ обманутъ подражателемъ, который показался ему всесвѣтнымъ мудрецомъ лишь оттого, что въ немъ самомъ не было силъ изслѣдовать его знаніе, непознаваемость и подражаніе. — Весьма справедливо, сказалъ онъ. —

Такъ теперь, продолжалъ я, слѣдуетъ разсмотрѣть трагедію E. и вождя ея Омира, поколику слышимъ отъ нѣкоторыхъ, что люди, занимающіеся этимъ, знаютъ всякое искуство, все человѣческое относительно къ добродѣтели и пороку, и даже божеское; ибо добрый поэтъ, если хочетъ прекрасно дѣлать, что онъ дѣлаетъ, необходимо долженъ знать дѣло, а иначе не въ состояніи будетъ совершить его[1]. Такъ 599. мы обязаны разсмотрѣть, не обманывались ли тѣ люди, встрѣчаясь съ подобными подражателями, и видя ихъ дѣла, не замѣчали ли, что они отъ истины отстоятъ на три степени, поколику имѣютъ дѣло съ представленіями, а не съ сущимъ; или и они также что-то говорятъ и, какъ поэты дѣйствительно добрые, знаютъ то, о чемъ, повидимому, хорошо говорятъ толпѣ? — Конечно надобно разсмотрѣть, сказалъ онъ. — Думаешь ли, что кто можетъ проявлять то и другое — и подражаемое, и образъ, тотъ посвятитъ свои труды производству образовъ и B. постановитъ это наилучшею цѣлію своей жизни? — Не думаю. — Вѣдь кто, мнѣ кажется, въ самомъ дѣлѣ былъ бы знатокомъ того, чему подражаетъ, тотъ гораздо скорѣе занялся бы самыми дѣлами, чѣмъ подражаніемъ, и постарался бы на память оставить много собственныхъ прекрасныхъ дѣлъ, — тотъ направилъ

  1. Извѣстно, что около временъ Платона на Омира и трагическихъ поэтовъ Греки смотрѣли, какъ на репертуаръ всевозможныхъ знаній, изъ котораго заимствуется все, способствующее къ образованію, облагороженію, смягченію и украшенію души. Поэтому Омировы поэмы и произведенія трагиковъ почитаемы были необходимыми педагогическими руководствами, чтеніемъ которыхъ молодое поколѣніе должно было заниматься съ самаго дѣтства. См. Plat. Protag. p. 325 E. Beck. Examen causarum, cur studia liberalium artium imprimisque poeseos a philosophis nonnullis aut neglecta aut impugnata fuerint. Lips. 1785, p. 9 sqq.
Тот же текст в современной орфографии

точностью: — таковому рассказчику надобно возразить, что он слишком прост и, как видно, встретился с каким-то волшебником, что он обманут подражателем, который показался ему всесветным мудрецом лишь оттого, что в нём самом не было сил исследовать его знание, непознаваемость и подражание. — Весьма справедливо, сказал он. —

Так теперь, продолжал я, следует рассмотреть трагедию E. и вождя её Омира, поколику слышим от некоторых, что люди, занимающиеся этим, знают всякое искусство, всё человеческое относительно к добродетели и пороку, и даже божеское; ибо добрый поэт, если хочет прекрасно делать, что он делает, необходимо должен знать дело, а иначе не в состоянии будет совершить его[1]. Так 599. мы обязаны рассмотреть, не обманывались ли те люди, встречаясь с подобными подражателями, и видя их дела, не замечали ли, что они от истины отстоят на три степени, поколику имеют дело с представлениями, а не с сущим; или и они также что-то говорят и, как поэты действительно добрые, знают то, о чём, по-видимому, хорошо говорят толпе? — Конечно надобно рассмотреть, сказал он. — Думаешь ли, что кто может проявлять то и другое — и подражаемое, и образ, тот посвятит свои труды производству образов и B. постановит это наилучшею целью своей жизни? — Не думаю. — Ведь кто, мне кажется, в самом деле был бы знатоком того, чему подражает, тот гораздо скорее занялся бы самыми делами, чем подражанием, и постарался бы на память оставить много собственных прекрасных дел, — тот направил

————————————

  1. Известно, что около времен Платона на Омира и трагических поэтов Греки смотрели, как на репертуар всевозможных знаний, из которого заимствуется всё, способствующее к образованию, облагорожению, смягчению и украшению души. Поэтому Омировы поэмы и произведения трагиков почитаемы были необходимыми педагогическими руководствами, чтением которых молодое поколение должно было заниматься с самого детства. См. Plat. Protag. p. 325 E. Beck. Examen causarum, cur studia liberalium artium imprimisque poeseos a philosophis nonnullis aut neglecta aut impugnata fuerint. Lips. 1785, p. 9 sqq.