Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 3, 1863.pdf/520

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
515
КНИГА ДЕСЯТАЯ.

восходили изъ земли другія, до крайности грязныя и запыленныя, а со стороны противуположной, — съ неба, нисходили чистыя. И всѣ прибывшія, казалось, совершили очень дальній E. путь и, весело вышедши на лугъ, образовали какбы праздничное собраніе: знакомыя привѣтствовали другъ-дружку; небесныя распрашивали пришедшихъ изъ земли — о томъ, что тамъ, а земныя — пришедшихъ съ неба — о томъ, что у нихъ. Съ слезами и стонами разсказывали онѣ одна другой свои воспоминанія, сколько сами испытали и какія видѣли страданія 615. въ своемъ путешествіи подъ землею, — а это путешествіе продолжалось тысячу лѣтъ; тѣ же, что съ неба, описывали свои наслажденія и, по красотѣ, чрезвычайныя зрѣлища. Но о многомъ, Главконъ, разсказывать долго; главное въ его разсказѣ было слѣдующее: Сколько бы неправдъ ни сдѣлалъ кто и кому бы ни сдѣлалъ, — за все и за всѣхъ воздавалось ему пропорціонально — въ десять разъ, и это по столѣтіямъ — ибо такимъ именно временемъ опредѣлялась человѣческая жизнь, — B. чтобы наказаніе за неправду было дѣйствительно десятикратное. Поэтому, кто былъ виновникомъ многихъ смертей, предателемъ городовъ или войскъ, поработителемъ ихъ и причастникомъ другихъ злодѣяній; тотъ за все это порознь переносилъ десятикратныя страданія: и опять, — кто расточалъ благодѣянія, былъ справедливъ и благочестивъ; тотъ въ такой же пропорціи получалъ награду. Что̀ говорилъ онъ о тѣхъ, которые умирали, только что родившись, и жили недолго, о томъC. не стоитъ упоминать. Но говоря о благочестіи и нечестіи въ отношеніи къ богамъ и родителямъ, и о сознательномъ человѣкоубійствѣ, онъ приводилъ себѣ на память еще бо́льшія воздаянія. При мнѣ, говоритъ, одинъ спрашивалъ у другаго: гдѣ теперь великій Аридей? А этотъ Аридей былъ тираннъ одного памфилійскаго города, жившій за тысячу лѣтъ D. до того времени, убившій, какъ разсказываютъ, своего отца-старика и старшаго брата, и совершившій много другихъ нечестивыхъ дѣлъ. Тотъ, котораго спросили объ Аридеѣ, отвѣчалъ, говоритъ, такъ: онъ не пришелъ, да полагаютъ, что и

Тот же текст в современной орфографии

восходили из земли другие, до крайности грязные и запыленные, а со стороны противоположной, — с неба, нисходили чистые. И все прибывшие, казалось, совершили очень дальний E. путь и, весело вышедши на луг, образовали как бы праздничное собрание: знакомые приветствовали друг-дружку; небесные расспрашивали пришедших из земли — о том, что там, а земные — пришедших с неба — о том, что у них. Со слезами и стонами рассказывали они одна другой свои воспоминания, сколько сами испытали и какие видели страдания 615. в своем путешествии под землею, — а это путешествие продолжалось тысячу лет; те же, что с неба, описывали свои наслаждения и, по красоте, чрезвычайные зрелища. Но о многом, Главкон, рассказывать долго; главное в его рассказе было следующее: Сколько бы неправд ни сделал кто и кому бы ни сделал, — за всё и за всех воздавалось ему пропорционально — в десять раз, и это по столетиям — ибо таким именно временем определялась человеческая жизнь, — B. чтобы наказание за неправду было действительно десятикратное. Поэтому, кто был виновником многих смертей, предателем городов или войск, поработителем их и причастником других злодеяний; тот за всё это порознь переносил десятикратные страдания: и опять, — кто расточал благодеяния, был справедлив и благочестив; тот в такой же пропорции получал награду. Что̀ говорил он о тех, которые умирали, только что родившись, и жили недолго, о томC. не стоит упоминать. Но говоря о благочестии и нечестии в отношении к богам и родителям, и о сознательном человекоубийстве, он приводил себе на память еще бо́льшие воздаяния. При мне, говорит, один спрашивал у другого: где теперь великий Аридей? А этот Аридей был тиран одного памфилийского города, живший за тысячу лет D. до того времени, убивший, как рассказывают, своего отца-старика и старшего брата, и совершивший много других нечестивых дел. Тот, которого спросили об Аридее, отвечал, говорит, так: он не пришел, да полагают, что и

33*