Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 4, 1863.pdf/160

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
155
ПИРЪ.

похвалы Ираклу[1] и другимъ, равно какъ и добрѣйшій Продикъ. Да это еще и не такъ удивительно[2]: мнѣ случилось видѣть одну книгу мудраго мужа, въ которой излагалась дивная похвала соли[3] за получаемую отъ ней пользу; превозносимы были похвалами и многіе другіе того же рода предметы, и для этого употреблено немало старанія; а Эроса C. даже до настоящаго дня никто изъ людей достойно воспѣть не рѣшился. Вотъ какъ нерадятъ о толикомъ богѣ! Такъ это Федръ говоритъ, мнѣ кажется, хорошо. Потому и я вмѣстѣ съ нимъ желаю принесть свою долю и благодарить Эроса; да въ настоящее время намъ, присутствующимъ, почтить этого бога, думаю, и прилично. Итакъ, если то же нравится и вамъ, — матеріи для настоящей бесѣды будетъ у насъ довольно. Мнѣ кажется, всякій изъ насъ, справа попорядку, D. долженъ сказать Эросу, какую только можетъ, прекраснѣйшую похвальную рѣчь. А начинать первому Федру; потому что онъ и первый возлежитъ, и вмѣстѣ есть отецъ рѣчи[4]. —

  1. Похвалы Ираклу и другимъ. Платонъ разумѣлъ конечно высокопарный разсказъ Продика объ Ираклѣ, помѣщенный Ксенофонтомъ въ его Memor. II, 1,21 sqq.
  2. Да это еще и не такъ удивительно, τοῦτο μέν ἧττον καὶ θαυμαστόν. Καὶ часто полагается послѣ слова, предъ которымъ должно бы стоять, когда то слово заключаетъ въ себѣ особенную силу выраженія. Thucyd. VI, 1: ἦ μᾶλλον καὶ ἐπέθεντο. Xenoph. Cyrop. 1, 6, 39, p. 104. ed. Bornem. Ταῦτα γαρ μᾶλλον καὶ ἐξαπατᾶν δύναται. Synesius de providentia p. 15, ed. Krabing.: ἀλλὰ τὰ μεγάλα δεῦρο μeίζοσι καὶ φροιμίοις προςαναδείκνυται. Platon. Sophist, p. 218 A: ἄρα τοίνυν οὕτω καὶ, καθάπερ εἶπε Σωκράτης, πᾶσι κεχαρισμένος ἔσει.
  3. Дивная похвала соли. Подобную мысль встрѣчаемъ у Исократа. Helen. Laudat, p. 304: τῶν μὲν γὰρ τοὺς βομβυλιοὺς καὶ τοὺς ἅλας καὶ τὰ τοιαῦτα βουληθέντων ἐπαινεῖν οὐδεῖς πώποτε λόγων ἡπόροσεν. Древніе ораторы считали дѣломъ недостойнымъ низводить свое слово въ кругъ предметовъ простыхъ и посвящать его вещамъ, относящимся къ обстановкѣ матеріальной жизни человѣка. Первые начавшіе, по тогдашнимъ понятіямъ, злоупотреблять благороднымъ даромъ ораторскаго слова были софисты, которые брались разсуждать о всемъ, или, какъ тогда говорили, τὰ ἥττω κρείττω ποιεῖν. На подобное злоупотребленіе ораторскою рѣчью указываетъ и Цицеронъ (Brut. §47): singularum rerum laudationes vituperationesque conscripsit, quod judicaret hoc oratoris esse proprium, rem augere posse laudando vituperandoque rursus affligere. См. Wolf. Prolegg. ad Demosthen. Leptin. p. XXXV sqq.
  4. Онъ (Федръ) отецъ рѣчи, т.-е. о любви, ὡς τὰ ἐρωτικὰ σοφότατος и какъ пер-
Тот же текст в современной орфографии

похвалы Ираклу[1] и другим, равно как и добрейший Продик. Да это еще и не так удивительно[2]: мне случилось видеть одну книгу мудрого мужа, в которой излагалась дивная похвала соли[3] за получаемую от ней пользу; превозносимы были похвалами и многие другие того же рода предметы, и для этого употреблено немало старания; а Эроса C. даже до настоящего дня никто из людей достойно воспеть не решился. Вот как нерадят о толиком боге! Так это Федр говорит, мне кажется, хорошо. Потому и я вместе с ним желаю принесть свою долю и благодарить Эроса; да в настоящее время нам, присутствующим, почтить этого бога, думаю, и прилично. Итак, если то же нравится и вам, — материи для настоящей беседы будет у нас довольно. Мне кажется, всякий из нас, справа попорядку, D. должен сказать Эросу, какую только может, прекраснейшую похвальную речь. А начинать первому Федру; потому что он и первый возлежит, и вместе есть отец речи[4]. —

————————————

  1. Похвалы Ираклу и другим. Платон разумел конечно высокопарный рассказ Продика об Иракле, помещенный Ксенофонтом в его Memor. II, 1,21 sqq.
  2. Да это еще и не так удивительно, τοῦτο μέν ἧττον καὶ θαυμαστόν. Καὶ часто полагается после слова, пред которым должно бы стоять, когда то слово заключает в себе особенную силу выражения. Thucyd. VI, 1: ἦ μᾶλλον καὶ ἐπέθεντο. Xenoph. Cyrop. 1, 6, 39, p. 104. ed. Bornem. Ταῦτα γαρ μᾶλλον καὶ ἐξαπατᾶν δύναται. Synesius de providentia p. 15, ed. Krabing.: ἀλλὰ τὰ μεγάλα δεῦρο μeίζοσι καὶ φροιμίοις προςαναδείκνυται. Platon. Sophist, p. 218 A: ἄρα τοίνυν οὕτω καὶ, καθάπερ εἶπε Σωκράτης, πᾶσι κεχαρισμένος ἔσει.
  3. Дивная похвала соли. Подобную мысль встречаем у Исократа. Helen. Laudat, p. 304: τῶν μὲν γὰρ τοὺς βομβυλιοὺς καὶ τοὺς ἅλας καὶ τὰ τοιαῦτα βουληθέντων ἐπαινεῖν οὐδεῖς πώποτε λόγων ἡπόροσεν. Древние ораторы считали делом недостойным низводить свое слово в круг предметов простых и посвящать его вещам, относящимся к обстановке материальной жизни человека. Первые начавшие, по тогдашним понятиям, злоупотреблять благородным даром ораторского слова были софисты, которые брались рассуждать о всём, или, как тогда говорили, τὰ ἥττω κρείττω ποιεῖν. На подобное злоупотребление ораторскою речью указывает и Цицерон (Brut. §47): singularum rerum laudationes vituperationesque conscripsit, quod judicaret hoc oratoris esse proprium, rem augere posse laudando vituperandoque rursus affligere. См. Wolf. Prolegg. ad Demosthen. Leptin. p. XXXV sqq.
  4. Он (Федр) отец речи, т. е. о любви, ὡς τὰ ἐρωτικὰ σοφότατος и как пер-