Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 4, 1863.pdf/326

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
321
ВВЕДЕНІЕ.

этимъ особенно способомъ старались вызвать одобреніе и рукоплесканія народнаго собранія. Но отсюда результатъ былъ таковъ, что дѣйствительная исторія событій оставалась только канвою искуства ораторскаго. Главное вниманіе обращалось уже не на то, что̀ и какъ происходило, а на то, что̀ въ какихъ формахъ высказано. Народъ жаждалъ похвалъ, надлежало лелѣять его тщеславіе, — и историческіе факты должны были разширяться, или съуживаться, показывать ту или другую сторону, по требованію льстивой фразы декламатора. Это требованіе такъ властвовало надъ истиною событій, что если она не могла нравиться народу, то заставляли ее молчать; а когда въ ней было меньше благопріятнаго, чѣмъ неблагопріятнаго слушателямъ, — немногому и маловажному сообщали особенную выпуклость, главное же и самое замѣтное оставляли въ тѣни, либо непріятную правду прикрашивали пріятнымъ вымысломъ. Примѣры такого свободнаго ораторства собралъ еще риторъ Цецилій, о которомъ говоритъ Воссій (De Histor. Gr. p. 178 sq:), и который, по свидѣтельству Свиды, писалъ περί τῶν καθ᾽ ἱστορίαν ἢ παρ´ ἱςτορίαν εἰρημένων τοῖς ρήτορσι. Это сочиненіе Цецилія, къ сожалѣнію, до насъ не дошло; но наше мнѣніе о надгробныхъ ораторскихъ рѣчахъ не менѣе подтверждается и сохранившимися памятниками краснорѣчія греческихъ панигиристовъ. Извѣстно, что и Исократъ въ похвальной своей рѣчи не всегда вѣренъ истивѣ (Benseler. opp. Isocrat. german. vers. t. 1, p. 13 sqq. praefat.), и Лизіасъ въ своей эпитафіи не соблюлъ столько строгости, чтобы не пожертвовать кое-чѣмъ ораторскому искуству (Schönborn p. XIV); а о надгробной рѣчи, приписываемой Димосѳену, и говорить нечего (Taylor lectt. lysiacc. с. III).

Такое-то похвальное слово надъ могилою падшихъ въ битвахъ воиновъ написалъ и Платонъ отъ лица Сократа. Въ этой эпитафіи Сократъ обозрѣваетъ подвиги Аѳинянъ съ первыхъ временъ историческаго существованія Аттики, и доводитъ свое обозрѣніе до времени анталкидскаго мира, т.-е. до 2-го года 98-й олимпіады, или до 387 года предъ Р. Х. По содер-

Тот же текст в современной орфографии

этим особенно способом старались вызвать одобрение и рукоплескания народного собрания. Но отсюда результат был таков, что действительная история событий оставалась только канвою искусства ораторского. Главное внимание обращалось уже не на то, что̀ и как происходило, а на то, что̀ в каких формах высказано. Народ жаждал похвал, надлежало лелеять его тщеславие, — и исторические факты должны были расширяться, или суживаться, показывать ту или другую сторону, по требованию льстивой фразы декламатора. Это требование так властвовало над истиною событий, что если она не могла нравиться народу, то заставляли ее молчать; а когда в ней было меньше благоприятного, чем неблагоприятного слушателям, — немногому и маловажному сообщали особенную выпуклость, главное же и самое заметное оставляли в тени, либо неприятную правду прикрашивали приятным вымыслом. Примеры такого свободного ораторства собрал еще ритор Цецилий, о котором говорит Воссий (De Histor. Gr. p. 178 sq:), и который, по свидетельству Свиды, писал περί τῶν καθ᾽ ἱστορίαν ἢ παρ´ ἱςτορίαν εἰρημένων τοῖς ρήτορσι. Это сочинение Цецилия, к сожалению, до нас не дошло; но наше мнение о надгробных ораторских речах не менее подтверждается и сохранившимися памятниками красноречия греческих панигиристов. Известно, что и Исократ в похвальной своей речи не всегда верен истиве (Benseler. opp. Isocrat. german. vers. t. 1, p. 13 sqq. praefat.), и Лизиас в своей эпитафии не соблюл столько строгости, чтобы не пожертвовать кое-чем ораторскому искусству (Schönborn p. XIV); а о надгробной речи, приписываемой Димосфену, и говорить нечего (Taylor lectt. lysiacc. с. III).

Такое-то похвальное слово над могилою падших в битвах воинов написал и Платон от лица Сократа. В этой эпитафии Сократ обозревает подвиги Афинян с первых времен исторического существования Аттики, и доводит свое обозрение до времени анталкидского мира, т. е. до 2-го года 98-й олимпиады, или до 387 года пред Р. Х. По содер-

{{{1}}}Соч. Плат. Т. IV.21