Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/14

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
7
ВВЕДЕНІЕ.

леніями. Разсмотрѣвъ оба эти типа, Платонъ не рѣшается признать высшимъ благомъ ни того ни другаго, но, не выступая изъ природы человѣка, считаетъ нужнымъ смѣшать ихъ, чтобы этой смѣсью положено было дѣйствительно наилучшее и надежнѣйшее основаніе человѣческому счастію. По его мнѣнію, добродѣтель состоитъ въ томъ, чтобы человѣкъ, пользуясь дарованными ему способностями, держалъ ихъ во взаимномъ согласіи и не позволялъ чувствамъ или душевнымъ возмущеніямъ нарушать гармонію жизни. Слѣдовательно, высшее благо поставляетъ онъ въ совершеннѣйшемъ порядкѣ, условливающемся подчиненіемъ удовольствій владычеству ума.

Опредѣливъ задачу и показавъ предметъ Филеба, нужно еще обратить вниманіе на характеристику разговаривающихъ въ немъ лицъ. Сократъ разсматриваетъ избранный предметъ подъ формою бесѣды съ Протархомъ и Филебомъ: кто были эти лица и какими чертами характеризуются они въ Филебѣ? — Оба Сократовы собесѣдники представляются въ діалогѣ людьми молодыми, благороднаго происхожденія, съ образованіемъ, полученнымъ въ школахъ софистовъ и риторовъ; по крайней мѣрѣ такими именно чертами обрисовывается Протархъ. Онъ въ Филебѣ называется сыномъ Калліаса (p. 19 B), необыкновеннаго въ то время богача и усерднаго покровителя софистовъ[1]; былъ слушателемъ Горгіаса (p. 58 A sq.) и хвалителемъ Горгіасовой риторики, понимаемой въ смыслѣ науки убѣждать, но вмѣстѣ съ тѣмъ раздѣлялъ, какъ видно, и мнѣнія Аристиппа (p. 12 D, 38 A, 42 D sqq.), которыя глубоко напечатлѣлись въ его душѣ и съ трудомъ уступали Сократову анализу. Впрочемъ, этотъ собесѣдникъ ведетъ разговоръ спокойно, въ отвѣтахъ своихъ самостоятеленъ, но безъ дерзости и раздраженія, вообще выдерживаетъ болѣе тонъ ученика, чѣмъ равносильнаго Сократу изслѣдователя; — и Сократъ, имѣя въ виду конечно

  1. См. Protag. p. 311 A; Apol. Socr. p. 19 E прим.
Тот же текст в современной орфографии

лениями. Рассмотрев оба эти типа, Платон не решается признать высшим благом ни того ни другого, но, не выступая из природы человека, считает нужным смешать их, чтобы этой смесью положено было действительно наилучшее и надежнейшее основание человеческому счастью. По его мнению, добродетель состоит в том, чтобы человек, пользуясь дарованными ему способностями, держал их во взаимном согласии и не позволял чувствам или душевным возмущениям нарушать гармонию жизни. Следовательно, высшее благо поставляет он в совершеннейшем порядке, условливающемся подчинением удовольствий владычеству ума.

Определив задачу и показав предмет Филеба, нужно еще обратить внимание на характеристику разговаривающих в нём лиц. Сократ рассматривает избранный предмет под формою беседы с Протархом и Филебом: кто были эти лица и какими чертами характеризуются они в Филебе? — Оба Сократовы собеседники представляются в диалоге людьми молодыми, благородного происхождения, с образованием, полученным в школах софистов и риторов; по крайней мере такими именно чертами обрисовывается Протарх. Он в Филебе называется сыном Каллиаса (p. 19 B), необыкновенного в то время богача и усердного покровителя софистов[1]; был слушателем Горгиаса (p. 58 A sq.) и хвалителем Горгиасовой риторики, понимаемой в смысле науки убеждать, но вместе с тем разделял, как видно, и мнения Аристиппа (p. 12 D, 38 A, 42 D sqq.), которые глубоко напечатлелись в его душе и с трудом уступали Сократову анализу. Впрочем, этот собеседник ведет разговор спокойно, в ответах своих самостоятелен, но без дерзости и раздражения, вообще выдерживает более тон ученика, чем равносильного Сократу исследователя; — и Сократ, имея в виду конечно

——————

  1. См. Protag. p. 311 A; Apol. Socr. p. 19 E прим.