Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/354

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
347
ТЕЭТЕТЪ.

по рожденію, современенъ и чувственный родъ: зрѣнію — цвѣта̀, по различію его, различные, слуху, такимъ же образомъ, звуки, — а другимъ чувствамъ представились сродными другіе чувственные предметы. Что же такое значитъ C. для насъ это разглагольствіе, Теэтетъ? Понимаешь?

Теэт. Не очень, Сократъ.

Сокр. Такъ соображай; не достигнемъ ли какъ нибудь цѣли. Оно хочетъ выразить то, что хотя все это, какъ говоримъ, движется, но въ движеніи всего есть скорость и медленность. И вотъ, восколько что медленно, востолько своимъ движеніемъ на ближайшее и дѣйствуетъ, да такъ и раждаетъ, и раждаемое такимъ образомъ бываетъ D. медленнѣйшее; напротивъ, восколько что быстро, востолько далѣе простираетъ свое движеніе, и такъ раждаетъ, и раждаемое такимъ образомъ бываетъ быстрѣйшее, ибо бѣжитъ, и въ этомъ бѣгѣ состоитъ природа движенія. И такъ, когда око (ὄμμα — смотрецъ) и что нибудь другое ему соотвѣтствующее сблизились и произвели съ одной стороны бѣлизну, съ другой — сродное бѣлизнѣ ощущеніе, чего, до взаимнаго сближенія ихъ, никогда прежде не было: тогда, въ промежуткѣ между ними, зрѣніе пошло къ глазамъ, а бѣлизна — къ тому, что̀ современно произвело цвѣтъ; такимъ образомъ E. глазъ наполнился зрѣніемъ, сталъ видѣть, и сдѣлался не зрѣніемъ какимъ-то, а глазомъ зрящимъ; произведшее же вмѣстѣ съ тѣмъ цвѣтъ наполнилось бѣлизною, и вышла опять не бѣлизна, а бѣлое, — дерево ли то случилось, или камень, или какая бы ни была вещь, окрашенная такимъ цвѣтомъ. Такъ надобно понимать и прочее, — жесткое, теплое и все другое. А самого по себѣ, какъ и прежде 157. говорили, нѣтъ ничего: все происходитъ изъ взаимоотношенія, и все разнообразіе вещей — отъ движенія; потому что объ одномъ, говорятъ, нельзя мыслить такъ, что оно неизмѣнно есть и дѣйствующее что нибудь, и опять страдающее что нибудь. Вѣдь ничто не есть дѣйствующее, прежде чѣмъ сошлось съ страдающимъ, и ничто не есть страдающее,

Тот же текст в современной орфографии

по рождению, современен и чувственный род: зрению — цвета̀, по различию его, различные, слуху, таким же образом, звуки, — а другим чувствам представились сродными другие чувственные предметы. Что же такое значит C. для нас это разглагольствие, Теэтет? Понимаешь?

Теэт. Не очень, Сократ.

Сокр. Так соображай; не достигнем ли как-нибудь цели. Оно хочет выразить то, что хотя всё это, как говорим, движется, но в движении всего есть скорость и медленность. И вот, восколько что медленно, востолько своим движением на ближайшее и действует, да так и рождает, и рождаемое таким образом бывает D. медленнейшее; напротив, восколько что быстро, востолько далее простирает свое движение, и так рождает, и рождаемое таким образом бывает быстрейшее, ибо бежит, и в этом беге состоит природа движения. И так, когда око (ὄμμα — смотрец) и что-нибудь другое ему соответствующее сблизились и произвели с одной стороны белизну, с другой — сродное белизне ощущение, чего, до взаимного сближения их, никогда прежде не было: тогда, в промежутке между ними, зрение пошло к глазам, а белизна — к тому, что̀ современно произвело цвет; таким образом E. глаз наполнился зрением, стал видеть, и сделался не зрением каким-то, а глазом зрящим; произведшее же вместе с тем цвет наполнилось белизною, и вышла опять не белизна, а белое, — дерево ли то случилось, или камень, или какая бы ни была вещь, окрашенная таким цветом. Так надобно понимать и прочее, — жесткое, теплое и всё другое. А самого по себе, как и прежде 157. говорили, нет ничего: всё происходит из взаимоотношения, и всё разнообразие вещей — от движения; потому что об одном, говорят, нельзя мыслить так, что оно неизменно есть и действующее что-нибудь, и опять страдающее что-нибудь. Ведь ничто не есть действующее, прежде чем сошлось со страдающим, и ничто не есть страдающее,