Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/386

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
379
ТЕЭТЕТЪ.

во всемъ этомъ-то можетъ служить ловко и скоро, да не въ состояніи свободно бросить плащъ на правое плечо[1], равно какъ уловить гармонію словъ, чтобы правильно восхвалить 176. истинную жизнь боговъ и счастливыхъ мужей.

Ѳеод. Если бы ты, Сократъ, убѣдилъ всѣхъ, какъ меня, въ томъ, что̀ говоришь, то между людьми было бы больше мира и меньше зла.

Сокр. Но погибнуть злу, Ѳеодоръ, невозможно[2]; потому что всегда необходимо что нибудь противное добру. И не въ богахъ утвердилось оно, а обходитъ по необходимости смертную природу и это мѣсто. Потому и надобно стараться какъ можно скорѣе уходить отсюда туда[3]. Бѣгство это B. есть посильное уподобленіе Богу; а уподобляться Богу значитъ дѣлаться справедливымъ и мудро благочестивымъ[4].

  1. Свободно бросить плащъ на правое плечо, ἀναβάλλεσθαι ἐπιδέξια ἐλευθέρως. Плащъ, по обычаю людей благородныхъ, клали на лѣвое плечо, и потомъ откидывали его на правое, гдѣ онъ и завязывался: напротивъ, перекидывать его справа налѣво почиталось признакомъ деревенщины и необразованности. См. Casaubon. Animadvv. in Athen. I. 18, p. 54. Salmas, ad Tertull. p. 113. Böttiger, Griechische Wasengemälde, Vol. 1, P. 1, p. 55 sq.
  2. Извѣстно положеніе Платона, что никакое зло не происходитъ отъ боговъ, но всякое имѣетъ свой источникъ въ слабости человѣческой природы. См. Tim. p. 47 D. E; 69 A sqq. De Rep. X, p. 613 A. Legg. X, p. 906 sqq. Politic. p. 268 E sqq.
  3. Это положеніе Платона по всѣмъ вѣкамъ переходило изъ устъ въ уста, изъ книги въ книгу, такъ что въ древности почти нельзя указать писателя, который бы не цитовалъ его. Доказано же и объяснено оно больше самимъ философомъ. De Rep. VI, p. 501 B — C; X, p. 613 A, al. Нѣтъ сомнѣнія, что Платонъ заимствовалъ его у пиѳагорейцевъ; послѣ же Платона оно усвоено было стоиками и позднѣйшими платонистами, даже христіанскими. См. Wyttenbach, ad Plutarch. De ser. num. Vind. p. 27. Оно встрѣчается у Климента Алекс. Strom. II, p. 500 A; усильно слѣдовалъ ему и Плотинъ Ennead. I, 2. 1. p. 12 A и 3, p. 13 C.
  4. Мудро благочестивымъ, ὃσιον μετὰ φρονήσεως. Природа добродѣтели у Платона такова, что всецѣло основывается на мудрости. См. Phaedon, p. 69 B. Поэтому безъ мудрости, по его мнѣнію, невозможны ни справедливость, ни разсудительность, ни мужество. Философъ вышелъ изъ того знаменитаго Сократова положенія, по которому добродѣтель должна была состоять въ знаніи. Отсюда въ книгахъ и о Государствѣ, и о Законахъ, и въ другихъ діалогахъ, онъ разсуждаетъ о добродѣтели такъ, что ко всѣмъ видамъ ея постоянно прибавляется μετὰ φρονήσεως, — въ той мысли, что добродѣтель есть произведеніе не слѣпаго чувственнаго стремленія, а разумной, сознательной дѣятельности.
Тот же текст в современной орфографии

во всём этом-то может служить ловко и скоро, да не в состоянии свободно бросить плащ на правое плечо[1], равно как уловить гармонию слов, чтобы правильно восхвалить 176. истинную жизнь богов и счастливых мужей.

Феод. Если бы ты, Сократ, убедил всех, как меня, в том, что̀ говоришь, то между людьми было бы больше мира и меньше зла.

Сокр. Но погибнуть злу, Феодор, невозможно[2]; потому что всегда необходимо что-нибудь противное добру. И не в богах утвердилось оно, а обходит по необходимости смертную природу и это место. Потому и надобно стараться как можно скорее уходить отсюда туда[3]. Бегство это B. есть посильное уподобление Богу; а уподобляться Богу значит делаться справедливым и мудро благочестивым[4].

——————

  1. Свободно бросить плащ на правое плечо, ἀναβάλλεσθαι ἐπιδέξια ἐλευθέρως. Плащ, по обычаю людей благородных, клали на левое плечо, и потом откидывали его на правое, где он и завязывался: напротив, перекидывать его справа налево почиталось признаком деревенщины и необразованности. См. Casaubon. Animadvv. in Athen. I. 18, p. 54. Salmas, ad Tertull. p. 113. Böttiger, Griechische Wasengemälde, Vol. 1, P. 1, p. 55 sq.
  2. Известно положение Платона, что никакое зло не происходит от богов, но всякое имеет свой источник в слабости человеческой природы. См. Tim. p. 47 D. E; 69 A sqq. De Rep. X, p. 613 A. Legg. X, p. 906 sqq. Politic. p. 268 E sqq.
  3. Это положение Платона по всем векам переходило из уст в уста, из книги в книгу, так что в древности почти нельзя указать писателя, который бы не цитовал его. Доказано же и объяснено оно больше самим философом. De Rep. VI, p. 501 B — C; X, p. 613 A, al. Нет сомнения, что Платон заимствовал его у пифагорейцев; после же Платона оно усвоено было стоиками и позднейшими платонистами, даже христианскими. См. Wyttenbach, ad Plutarch. De ser. num. Vind. p. 27. Оно встречается у Климента Алекс. Strom. II, p. 500 A; усильно следовал ему и Плотин Ennead. I, 2. 1. p. 12 A и 3, p. 13 C.
  4. Мудро благочестивым, ὃσιον μετὰ φρονήσεως. Природа добродетели у Платона такова, что всецело основывается на мудрости. См. Phaedon, p. 69 B. Поэтому без мудрости, по его мнению, невозможны ни справедливость, ни рассудительность, ни мужество. Философ вышел из того знаменитого Сократова положения, по которому добродетель должна была состоять в знании. Отсюда в книгах и о Государстве, и о Законах, и в других диалогах, он рассуждает о добродетели так, что ко всем видам её постоянно прибавляется μετὰ φρονήσεως, — в той мысли, что добродетель есть произведение не слепого чувственного стремления, а разумной, сознательной деятельности.