Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/390

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
383
ТЕЭТЕТЪ.

время будущее; потому что когда мы законодательствуемъ, тогда постановляемъ законы, какъ имѣющіе быть полезными во времени послѣдующемъ; а это время можно правильно назвать будущимъ.

Ѳеод. Конечно.B.

Сокр. Давай же спросимъ Протагора, или иного кого изъ тѣхъ, которые говорятъ одинаково съ нимъ, и спросимъ вотъ какъ: Человѣкъ есть мѣра всѣхъ вещей, утверждаете вы, Протагоръ, — мѣра бѣлыхъ, тяжелыхъ, легкихъ, не исключая никакихъ? Потому что, имѣя въ себѣ знакъ ихъ и думая, что онѣ таковы, каковы впечатлѣнія, онъ полагаетъ, что онѣ для него истинны и дѣйствительны. Не такъ ли?

Ѳеод. Такъ.

Сокр. Но имѣетъ ли онъ въ себѣ признакъ, скажемъ, и для будущихъ, Протагоръ, — такъ что какими, думаетъ, C. будутъ онѣ, такими и бываютъ для него думающаго? Напримѣръ, касательно теплоты: когда кто, не знающій врачебнаго искусства, думаетъ, что онъ получитъ горячку, и что эта теплота у него будетъ, а другой, врачъ, думаетъ о немъ противное; то по мнѣнію ли котораго нибудь скажемъ, выйдетъ будущее, или по мнѣнію обоихъ, такъ что онъ для врача будетъ и не тепелъ и не въ горячкѣ, а для себя — то и другое?

Ѳеод. Это было бы смѣшно.

Сокр. Но о будущей сладости и остротѣ вина будетъ, D. думаю, уважительно мнѣніе земледѣльца, а не цитриста.

Ѳеод. Какъ же.

Сокр. И о будущей ненастроенности и настроенности мнѣніе педотрива не можетъ быть лучше, чѣмъ мнѣніе музыканта, въ томъ, что послѣ покажется настроеннымъ самому педотриву.

Ѳеод. Никакъ не можетъ.

Сокр. И когда кто имѣетъ пировать, не зная повареннаго искусства, а между тѣмъ приготовляется пиръ, — сужденіе его о будущемъ удовольствіи не такъ важно, какъ сужденіе

Тот же текст в современной орфографии

время будущее; потому что когда мы законодательствуем, тогда постановляем законы, как имеющие быть полезными во времени последующем; а это время можно правильно назвать будущим.

Феод. Конечно.B.

Сокр. Давай же спросим Протагора, или иного кого из тех, которые говорят одинаково с ним, и спросим вот как: Человек есть мера всех вещей, утверждаете вы, Протагор, — мера белых, тяжелых, легких, не исключая никаких? Потому что, имея в себе знак их и думая, что они таковы, каковы впечатления, он полагает, что они для него истинны и действительны. Не так ли?

Феод. Так.

Сокр. Но имеет ли он в себе признак, скажем, и для будущих, Протагор, — так что какими, думает, C. будут они, такими и бывают для него думающего? Например, касательно теплоты: когда кто, не знающий врачебного искусства, думает, что он получит горячку, и что эта теплота у него будет, а другой, врач, думает о нём противное; то по мнению ли которого-нибудь скажем, выйдет будущее, или по мнению обоих, так что он для врача будет и не тепел и не в горячке, а для себя — то и другое?

Феод. Это было бы смешно.

Сокр. Но о будущей сладости и остроте вина будет, D. думаю, уважительно мнение земледельца, а не цитриста.

Феод. Как же.

Сокр. И о будущей ненастроенности и настроенности мнение педотрива не может быть лучше, чем мнение музыканта, в том, что после покажется настроенным самому педотриву.

Феод. Никак не может.

Сокр. И когда кто имеет пировать, не зная поваренного искусства, а между тем приготовляется пир, — суждение его о будущем удовольствии не так важно, как суждение