Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/395

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
388
ТЕЭТЕТЪ.

и если откроется, что они говорятъ дѣло, то будемъ тянуться сами на ихъ сторону, стараясь убѣжать отъ другихъ. А когда покажется, что истиннѣе мнѣніе тѣхъ, которые останавливаютъ цѣлое, — уйдемъ къ нимъ отъ этихъ, у которыхъ и неподвижное приводится въ движеніе[1]. Въ случаѣ B. же увидимъ, что ни тѣ, ни другіе не говорятъ ничего ладнаго, — мы будемъ смѣшны съ своею мыслію, будто, не смотря на свою слабость, нѣчто утверждаемъ, отвергнувъ мужей древнѣйшихъ и мудрѣйшихъ. Такъ смотри, Ѳеодоръ, выгодно ли намъ выходить на такую опасность.

Ѳеод. Нельзя удержаться, Сократъ, отъ разсмотрѣнія, что̀ говорятъ тѣ и другіе мужи.

Сокр. Ужъ когда ты такъ желаешь, надобно разсмотрѣть. C. Въ вопросѣ о движеніи, началомъ изслѣдованія представляется мнѣ то, что̀ такое разумѣютъ, полагая, что все движется. Я хочу сказать слѣдующее: одинъ ли видъ движенія понимаютъ они, или, какъ мнѣ кажется, два? Пусть однако не мнѣ только кажется это, но принимай участіе и ты, чтобы намъ сообща терпѣть, если бы дѣйствительно пришлось. Скажи мнѣ: называешь ли ты движеніемъ то, когда предметъ переходитъ изъ мѣста въ мѣсто, либо вращается въ томъ же мѣстѣ?

Ѳеод. Называю.

Сокр. Такъ пусть будетъ это одинъ видъ. Но когда, находясь D. въ томъ же мѣстѣ, старѣетъ онъ, дѣлается либо чернымъ изъ бѣлаго, либо жесткимъ изъ мягкаго, или измѣняется инымъ образомъ, — не сто́итъ ли назвать это другимъ видомъ движенія?

Ѳеод. Мнѣ кажется.

Сокр. Да и необходимо. Такъ я полагаю два вида движенія: измѣненіе и перехожденіе.

  1. И неподвижное приводится въ движеніе, οἱ καὶ τὰ ἀκίνητα κινοῦντες. Это выраженіе имѣло силу пословицы и прилагалось къ тѣмъ, которые двигали самые алтари, жертвенники, и отваживались на всѣ виды нечестія. Legg. III, p. 684 E; p. 813 A. Erasm. Adagg. Phil. 1 Cent., p. 181 sqq.
Тот же текст в современной орфографии

и если откроется, что они говорят дело, то будем тянуться сами на их сторону, стараясь убежать от других. А когда покажется, что истиннее мнение тех, которые останавливают целое, — уйдем к ним от этих, у которых и неподвижное приводится в движение[1]. В случае B. же увидим, что ни те, ни другие не говорят ничего ладного, — мы будем смешны со своею мыслью, будто, не смотря на свою слабость, нечто утверждаем, отвергнув мужей древнейших и мудрейших. Так смотри, Феодор, выгодно ли нам выходить на такую опасность.

Феод. Нельзя удержаться, Сократ, от рассмотрения, что̀ говорят те и другие мужи.

Сокр. Уж когда ты так желаешь, надобно рассмотреть. C. В вопросе о движении, началом исследования представляется мне то, что̀ такое разумеют, полагая, что всё движется. Я хочу сказать следующее: один ли вид движения понимают они, или, как мне кажется, два? Пусть однако не мне только кажется это, но принимай участие и ты, чтобы нам сообща терпеть, если бы действительно пришлось. Скажи мне: называешь ли ты движением то, когда предмет переходит из места в место, либо вращается в том же месте?

Феод. Называю.

Сокр. Так пусть будет это один вид. Но когда, находясь D. в том же месте, стареет он, делается либо черным из белого, либо жестким из мягкого, или изменяется иным образом, — не сто́ит ли назвать это другим видом движения?

Феод. Мне кажется.

Сокр. Да и необходимо. Так я полагаю два вида движения: изменение и перехождение.

——————

  1. И неподвижное приводится в движение, οἱ καὶ τὰ ἀκίνητα κινοῦντες. Это выражение имело силу пословицы и прилагалось к тем, которые двигали самые алтари, жертвенники, и отваживались на все виды нечестия. Legg. III, p. 684 E; p. 813 A. Erasm. Adagg. Phil. 1 Cent., p. 181 sqq.