Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/413

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
406
ТЕЭТЕТЪ.


Сокр. Такъ не отказаться ли намъ отъ этого положенія, которое въ томъ, что̀ мы знаемъ, дѣлало насъ, знающихъ, не знающими?

Теэт. Конечно.

Сокр. Вѣдь мы положимъ не такъ, а вотъ какъ, — и дѣло C. у насъ, можетъ быть, кое-какъ уладится, — а можетъ быть и не пойдетъ на ладъ. Видишь, мы въ настоящемъ случаѣ такъ поставлены, что намъ необходимо испытывать предметъ, поворачивая его на всѣ стороны. Смотри же, дѣло ли я говорю. Возможно ли, чтобы кто, прежде не зная чего нибудь, послѣ научился?

Теэт. Конечно, возможно.

Сокр. Потомъ опять другому, третьему?

Теэт. Почему не такъ.

Сокр. Представь же, для ясности, что въ душахъ нашихъ есть[1] восковой оттискъ, у одного больше, у другаго меньше, D. и воскъ у того чище, у этого грязнѣе, у того тверже, у этого мягче, а у иныхъ онъ умѣренный.

Теэт. Представляю.

Сокр. Положимъ теперь, что этотъ воскъ есть даръ матери музъ, Мнимосины, и что на немъ, — что ни захотѣлось бы намъ помнить изъ вещей видѣнныхъ, слышанныхъ, либо, при посредствѣ чувствъ и размышленія, придуманныхъ нами самими, — мы кладемъ знаки, отпечатлѣвая ихъ будто перстнемъ. И вотъ, что отпечатлѣно, мы помнимъ и знаемъ, E. пока есть образъ отпечатлѣннаго; а когда оттискъ изгладился, или нельзя бываетъ сдѣлать его, забываемъ и не знаемъ.

Теэт. Пусть такъ.

Сокр. И такъ, знающій то, что̀ видитъ или слышитъ, и

  1. Неизвѣстно, откуда взялъ Платонъ понятіе о восковомъ оттискѣ въ нашей душѣ. Но по всей вѣроятности, оно заимствовано у кого нибудь изъ тогдашнихъ умствователей, которые здѣсь осмѣиваются. Впослѣдствіи стоики и другіе позднѣйшіе философы мысль о восковомъ оттискѣ перенесли на мозгъ, и приложили ее къ объясненію природы памяти и сужденія.
Тот же текст в современной орфографии


Сокр. Так не отказаться ли нам от этого положения, которое в том, что̀ мы знаем, делало нас, знающих, не знающими?

Теэт. Конечно.

Сокр. Ведь мы положим не так, а вот как, — и дело C. у нас, может быть, кое-как уладится, — а может быть и не пойдет на лад. Видишь, мы в настоящем случае так поставлены, что нам необходимо испытывать предмет, поворачивая его на все стороны. Смотри же, дело ли я говорю. Возможно ли, чтобы кто, прежде не зная чего-нибудь, после научился?

Теэт. Конечно, возможно.

Сокр. Потом опять другому, третьему?

Теэт. Почему не так.

Сокр. Представь же, для ясности, что в душах наших есть[1] восковой оттиск, у одного больше, у другого меньше, D. и воск у того чище, у этого грязнее, у того тверже, у этого мягче, а у иных он умеренный.

Теэт. Представляю.

Сокр. Положим теперь, что этот воск есть дар матери муз, Мнимосины, и что на нём, — что ни захотелось бы нам помнить из вещей виденных, слышанных, либо, при посредстве чувств и размышления, придуманных нами самими, — мы кладем знаки, отпечатлевая их будто перстнем. И вот, что отпечатлено, мы помним и знаем, E. пока есть образ отпечатленного; а когда оттиск изгладился, или нельзя бывает сделать его, забываем и не знаем.

Теэт. Пусть так.

Сокр. Итак, знающий то, что̀ видит или слышит, и

——————

  1. Неизвестно, откуда взял Платон понятие о восковом оттиске в нашей душе. Но по всей вероятности, оно заимствовано у кого-нибудь из тогдашних умствователей, которые здесь осмеиваются. Впоследствии стоики и другие позднейшие философы мысль о восковом оттиске перенесли на мозг, и приложили ее к объяснению природы памяти и суждения.