Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/441

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
434
ТЕЭТЕТЪ.


E.Теэт. Понимаю; и, мнѣ кажется, ты хорошо называешь это умомъ.

Сокр. И такъ, кто къ правильному мнѣнію о какой нибудь вещи присоединяетъ разницу ея отъ прочихъ вещей, тотъ будетъ знатокомъ ея, тогда какъ прежде былъ ея мнителемъ.

Теэт. Говоримъ-то, конечно, такъ.

Сокр. Но теперь, Теэтетъ, приблизившись къ этому положенію, я точно будто сталъ подлѣ перспективной картины, — ровно ничего не замѣчаю: а пока оно находилось вдали, по видимому, говорило мнѣ что-то.

Теэт. Это что еще?

209.Сокр. Я скажу, если буду въ состояніи. Имѣя о тебѣ правильное мнѣніе, да если присоединю твой умъ, — я дѣйствительно знаю тебя; а когда нѣтъ, — вожусь однимъ мнѣніемъ.

Теэт. Да.

Сокр. Но умъ-то былъ истолкованіемъ твоего отличія.

Теэт. Такъ.

Сокр. Посему, водясь только мнѣніемъ, не правда ли, я не касался своею мыслію ни одного изъ признаковъ, которыми ты отличаешься отъ другихъ?

Теэт. По видимому, нѣтъ.

Сокр. Стало быть, я мыслилъ что-то общее, что̀ принадлежитъ не больше тебѣ, какъ и другимъ.

B.Теэт. Необходимо.

Сокр. Объясни же, ради Зевса: какъ это въ такомъ случаѣ я мнилъ больше тебя, чѣмъ другаго кого нибудь? Положимъ, въ самомъ дѣлѣ, я размышлялъ бы: это Теэтетъ; онъ — человѣкъ, у него есть носъ, глаза, ротъ, — и такимъ образомъ пересчиталъ бы по-одиночкѣ всѣ твои члены. Такое размышленіе заставило ли бы меня представлять больше Теэтета, чѣмъ Ѳеодора, или, по пословицѣ, послѣдняго изъ мизійцевъ[1]?

  1. Послѣдній изъ мизійцевъ, Μυσῶν ἔσχατος, — пословица, прилагаемая къ человѣку самому ничтожному. Cicer. pro Flacco, 27: quid in graeco ser-
Тот же текст в современной орфографии


E.Теэт. Понимаю; и, мне кажется, ты хорошо называешь это умом.

Сокр. Итак, кто к правильному мнению о какой-нибудь вещи присоединяет разницу её от прочих вещей, тот будет знатоком её, тогда как прежде был её мнителем.

Теэт. Говорим-то, конечно, так.

Сокр. Но теперь, Теэтет, приблизившись к этому положению, я точно будто стал подле перспективной картины, — ровно ничего не замечаю: а пока оно находилось вдали, по-видимому, говорило мне что-то.

Теэт. Это что еще?

209.Сокр. Я скажу, если буду в состоянии. Имея о тебе правильное мнение, да если присоединю твой ум, — я действительно знаю тебя; а когда нет, — вожусь одним мнением.

Теэт. Да.

Сокр. Но ум-то был истолкованием твоего отличия.

Теэт. Так.

Сокр. Посему, водясь только мнением, не правда ли, я не касался своею мыслью ни одного из признаков, которыми ты отличаешься от других?

Теэт. По-видимому, нет.

Сокр. Стало быть, я мыслил что-то общее, что̀ принадлежит не больше тебе, как и другим.

B.Теэт. Необходимо.

Сокр. Объясни же, ради Зевса: как это в таком случае я мнил больше тебя, чем другого кого-нибудь? Положим, в самом деле, я размышлял бы: это Теэтет; он — человек, у него есть нос, глаза, рот, — и таким образом пересчитал бы поодиночке все твои члены. Такое размышление заставило ли бы меня представлять больше Теэтета, чем Феодора, или, по пословице, последнего из мизийцев[1]?

——————

  1. Последний из мизийцев, Μυσῶν ἔσχατος, — пословица, прилагаемая к человеку самому ничтожному. Cicer. pro Flacco, 27: quid in graeco ser-