Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/167

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
162
ПАРМЕНИДЪ.

ствительно много занимался такими разсужденіями, но теперь, предавшись удовольствіямъ, отсталъ отъ этихъ занятій. Однакожъ пошли къ нему и, заставъ его дома, убѣдили пересказать ту бесѣду великихъ философовъ.

Затѣмъ Кефалъ пересказываетъ, что̀ говорилъ Антифонъ о содержаніи разговора, который такъ сильно желали знать клазоменяне. Нѣкогда на великія панаѳинеи пришли, говоритъ, Парменидъ и Зенонъ. Первый изъ нихъ, не смотря на шестидесятилѣтній свой возрастъ, былъ красивъ и показенъ; второй былъ въ цвѣтущихъ лѣтахъ мужества и почитался бывшимъ любимцемъ Парменида. Пристанище имѣли они у Пиѳодора. Слухъ о нихъ возбудилъ любопытство многихъ и между прочими заинтересовалъ Сократа, — и Сократъ, вмѣстѣ съ другими, пришелъ къ нимъ, чтобы выслушать, въ первый разъ принесенное тогда въ Аѳины, сочиненіе Зенона. Сынъ Софрониска въ то время былъ еще юноша, въ искусствѣ разсуждать довольно неопытный. Зенонъ самъ сталъ читать имъ свою книгу; и когда чтеніе приближалось уже къ концу, прибыли Пиѳодоръ, Парменидъ и Аристотель, впослѣдствіи одинъ изъ «тридцати». Но содержаніе книги было имъ уже извѣстно (p. 126 — 127 D). Изложеніе этихъ обстоятельствъ бесѣды составляетъ приступъ ея.

Когда Зенонъ кончилъ чтеніе своей книги, Сократъ обращаетъ вниманіе на ея цѣль и намѣреніе, замѣтивъ, что въ ней, съ самаго перваго положенія, Зенону хочется придти къ отрицанію всякой множественности. Этотъ элеецъ утверждалъ, что если того, что есть, много, то вещи тѣ же будутъ подобны и не подобны однѣ другимъ; а такъ какъ здѣсь явное противорѣчіе, то мнѣніе людей, допускающихъ множественность, и не можетъ быть принято. Зенонъ признаетъ вѣрнымъ замѣчаніе Сократа и подаетъ Сократу поводъ затронуть его самолюбіе тою мыслію, что Зеноново ученіе отличается отъ Парменидова только словами, а не содержаніемъ; ибо Парменидъ училъ, что все есть одно, а Зенонъ полагаетъ, что все есть не многое: существенной

Тот же текст в современной орфографии

ствительно много занимался такими рассуждениями, но теперь, предавшись удовольствиям, отстал от этих занятий. Однакож пошли к нему и, застав его дома, убедили пересказать ту беседу великих философов.

Затем Кефал пересказывает, что̀ говорил Антифон о содержании разговора, который так сильно желали знать клазоменяне. Некогда на великие панафинеи пришли, говорит, Парменид и Зенон. Первый из них, не смотря на шестидесятилетний свой возраст, был красив и показен; второй был в цветущих летах мужества и почитался бывшим любимцем Парменида. Пристанище имели они у Пифодора. Слух о них возбудил любопытство многих и между прочими заинтересовал Сократа, — и Сократ, вместе с другими, пришел к ним, чтобы выслушать, в первый раз принесенное тогда в Афины, сочинение Зенона. Сын Софрониска в то время был еще юноша, в искусстве рассуждать довольно неопытный. Зенон сам стал читать им свою книгу; и когда чтение приближалось уже к концу, прибыли Пифодор, Парменид и Аристотель, впоследствии один из «тридцати». Но содержание книги было им уже известно (p. 126 — 127 D). Изложение этих обстоятельств беседы составляет приступ её.

Когда Зенон кончил чтение своей книги, Сократ обращает внимание на её цель и намерение, заметив, что в ней, с самого первого положения, Зенону хочется прийти к отрицанию всякой множественности. Этот элеец утверждал, что если того, что есть, много, то вещи те же будут подобны и не подобны одни другим; а так как здесь явное противоречие, то мнение людей, допускающих множественность, и не может быть принято. Зенон признает верным замечание Сократа и подает Сократу повод затронуть его самолюбие тою мыслью, что Зеноново учение отличается от Парменидова только словами, а не содержанием; ибо Парменид учил, что всё есть одно, а Зенон полагает, что всё есть немногое: существенной