Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/168

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
163
ВВЕДЕНІЕ.

разницы между этими ученіями нѣтъ, и философъ думаетъ только обмануть слушателей игрою словъ. Но Зенонъ защищается противъ такого обиднаго обвиненія: онъ написалъ это сочиненіе, говоритъ, лишь съ цѣлію помочь мнѣнію Парменида, что все есть одно, доказавъ, что изъ положенія тѣхъ, которые принимаютъ, наоборотъ, бытіе множественности, вытекаютъ слѣдствія болѣе нелѣпыя. Притомъ эта книга, по его словамъ, написана не съ тѣмъ, чтобы выпустить ее въ свѣтъ: онъ писалъ ее еще въ молодости, а теперь только возстановилъ первоначальный, кѣмъ-то украденный текстъ (p. 127 C — 128 D).

Разсмотримъ теперь, какой смыслъ заключаетъ въ себѣ положеніе Зенона: сущее не есть многое, τὰ ὄντα οὐκ εἶναι πολλὰ, и, прежде всего, что̀ разумѣетъ онъ подъ словомъ τὰ ὄντα. Надобно, главное, остерегаться, чтобы, по обычной терминологіи самого Платона, причастію τὰ ὄντα не приписать того, что̀ не подлежитъ чувственному усмотрѣнію и доступно только мышленію. Изъ исторіи философіи должно быть извѣстно, что здѣсь τὰ ὄντα означаетъ, напротивъ, вещи чувствопостигаемыя; это ясно и изъ словъ Сократа въ Парменидѣ (p. 129 E): «Если бы кто, говоритъ онъ, то же недоумѣніе, — какъ вы усматриваете его завитымъ въ вещахъ видимыхъ, — могъ показать и въ тѣхъ, которыя подлежатъ разсудку, — различнымъ образомъ завитое въ самыхъ видахъ....» и, далѣе, изъ относящихся къ этому словъ Парменида (p. 135 E), который говоритъ: «Тому-то я очень обрадовался, что̀ ты сказалъ ему: что, то есть, не позволяешь себѣ держаться въ видимомъ и здѣсь искать обмана, но восходишь къ тому, что̀ схватываетъ кто нибудь особенно умомъ и почитаетъ видами». И такъ, самый текстъ Платона ясно показываетъ, что Зенонъ старался устранить τὰ ὄντα физическое, чтобы вмѣстѣ отвергнуть и многоразличіе сущности. Τὰ ὄντα у іонійцевъ было не иное что, какъ подлежащія чувствамъ стихіи и начала вещей, изъ которыхъ образовалось все. Это именно передаетъ намъ о нихъ и

Тот же текст в современной орфографии

разницы между этими учениями нет, и философ думает только обмануть слушателей игрою слов. Но Зенон защищается против такого обидного обвинения: он написал это сочинение, говорит, лишь с целью помочь мнению Парменида, что всё есть одно, доказав, что из положения тех, которые принимают, наоборот, бытие множественности, вытекают следствия более нелепые. Притом эта книга, по его словам, написана не с тем, чтобы выпустить ее в свет: он писал ее еще в молодости, а теперь только восстановил первоначальный, кем-то украденный текст (p. 127 C — 128 D).

Рассмотрим теперь, какой смысл заключает в себе положение Зенона: сущее не есть многое, τὰ ὄντα οὐκ εἶναι πολλὰ, и, прежде всего, что̀ разумеет он под словом τὰ ὄντα. Надобно, главное, остерегаться, чтобы, по обычной терминологии самого Платона, причастью τὰ ὄντα не приписать того, что̀ не подлежит чувственному усмотрению и доступно только мышлению. Из истории философии должно быть известно, что здесь τὰ ὄντα означает, напротив, вещи чувствопостигаемые; это ясно и из слов Сократа в Пармениде (p. 129 E): «Если бы кто, говорит он, то же недоумение, — как вы усматриваете его завитым в вещах видимых, — мог показать и в тех, которые подлежат рассудку, — различным образом завитое в самых видах....» и, далее, из относящихся к этому слов Парменида (p. 135 E), который говорит: «Тому-то я очень обрадовался, что̀ ты сказал ему: что, то есть, не позволяешь себе держаться в видимом и здесь искать обмана, но восходишь к тому, что̀ схватывает кто-нибудь особенно умом и почитает видами». Итак, самый текст Платона ясно показывает, что Зенон старался устранить τὰ ὄντα физическое, чтобы вместе отвергнуть и многоразличие сущности. Τὰ ὄντα у ионийцев было не иное что, как подлежащие чувствам стихии и начала вещей, из которых образовалось всё. Это именно передает нам о них и