Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/175

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
170
ПАРМЕНИДЪ.


Все это приводитъ насъ къ той догадкѣ, что Парменидъ, если въ какой части своей науки, то, конечно, въ этой близко слѣдовалъ пиѳагорейцамъ: ибо какъ послѣдніе все производили изъ сочетанія безконечнаго и конечнаго, такъ и первый называлъ свое сущее отовсюду совершеннымъ, сферовиднымъ и до того опредѣленнымъ, что оно ни съ которой стороны не можетъ представляться недостаточнымъ. Такимъ образомъ, что̀ пиѳагорейцы утверждали о цѣломъ мірѣ, то Парменидъ говорилъ о своей οὐσία, доступной одному только уму и мышленію. Онъ представлялъ себѣ подъ этимъ именемъ родъ бытія, обнимающаго все, что можно назвать дѣйствительно существующимъ, которое надобно почитать единымъ, простымъ и не преходящимъ, и до котораго усмотрѣніе чувственное никогда не достигаетъ.

Во второй части своего сочиненія Парменидъ обращаетъ вниманіе на измѣняющуюся или чувствопостигаемую сторону природы и говоритъ, что отсюда, чрезъ чувства, путемъ правдоподобія, возникаютъ мнѣнія, τὰ πρὸς δόξαν. Очень жаль, что до насъ дошло немного стиховъ Парменида, относящихся къ этой части его ученія, — такъ что, для раскрытія содержащихся въ ней мыслей, настоитъ необходимость обращаться къ авторитету Аристотеля и другихъ писателей. По свидѣтельству ихъ, элейскій философъ полагалъ два начала вещей, подлежащихъ чувствамъ: свѣтъ и тьму; а другіе говорятъ, что теплоту и холодъ, или огонь и землю. Если допустимъ, что онъ въ своемъ ученіи давалъ мѣсто всѣмъ этимъ тремъ парамъ началъ, то можно думать, что первый членъ каждой пары онъ понималъ какъ причину дѣйствующую, а со вторымъ соединялъ значеніе причины матеріальной, и на взаимное отношеніе ихъ смотрѣлъ такъ же, какъ въ метафизической части своей науки представлялъ отношеніе между ἄπειρον и πέρας ἔχον, то есть, тьму, или, по другимъ, холодъ, а по Аристотелю, землю принималъ за начало безпредѣльное, въ нѣдрѣ котораго зародились всѣ вещи; подъ огнемъ же, теплотою и свѣтомъ разумѣлъ то, что дало порядокъ всѣмъ

Тот же текст в современной орфографии


Всё это приводит нас к той догадке, что Парменид, если в какой части своей науки, то, конечно, в этой близко следовал пифагорейцам: ибо как последние всё производили из сочетания бесконечного и конечного, так и первый называл свое сущее отовсюду совершенным, сферовидным и до того определенным, что оно ни с которой стороны не может представляться недостаточным. Таким образом, что̀ пифагорейцы утверждали о целом мире, то Парменид говорил о своей οὐσία, доступной одному только уму и мышлению. Он представлял себе под этим именем род бытия, обнимающего всё, что можно назвать действительно существующим, которое надобно почитать единым, простым и не преходящим, и до которого усмотрение чувственное никогда не достигает.

Во второй части своего сочинения Парменид обращает внимание на изменяющуюся или чувствопостигаемую сторону природы и говорит, что отсюда, чрез чувства, путем правдоподобия, возникают мнения, τὰ πρὸς δόξαν. Очень жаль, что до нас дошло немного стихов Парменида, относящихся к этой части его учения, — так что, для раскрытия содержащихся в ней мыслей, настоит необходимость обращаться к авторитету Аристотеля и других писателей. По свидетельству их, элейский философ полагал два начала вещей, подлежащих чувствам: свет и тьму; а другие говорят, что теплоту и холод, или огонь и землю. Если допустим, что он в своем учении давал место всем этим трем парам начал, то можно думать, что первый член каждой пары он понимал как причину действующую, а со вторым соединял значение причины материальной, и на взаимное отношение их смотрел так же, как в метафизической части своей науки представлял отношение между ἄπειρον и πέρας ἔχον, то есть, тьму, или, по другим, холод, а по Аристотелю, землю принимал за начало беспредельное, в недре которого зародились все вещи; под огнем же, теплотою и светом разумел то, что дало порядок всем