Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/235

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
230
ПАРМЕНИДЪ.

ному, какъ понятія — къ уму человѣческому: ибо какъ послѣднія происходятъ изъ нашего ума и въ немъ одномъ содержатся, такъ и первыя имѣютъ свой корень въ совершеннѣйшемъ разумѣ и въ немъ берутъ свое начало. Но здѣсь самъ собою представляется вопросъ, какою надобно представлять, по Платону, природу существа божественнаго? — Хотя философъ прямо нигдѣ не говоритъ намъ объ этомъ, однакожъ по мѣстамъ даетъ поводъ дѣлать заключенія очень вѣроятныя. По словамъ Платона, Богъ живетъ въ созерцаніи вѣчной истины, то есть, идей. А изъ этого слѣдуетъ, что природа Его весьма подобна идеямъ; ибо каково отношеніе между человѣческимъ умомъ и его понятіями, такое же, безъ сомнѣнія, должно быть между Богомъ и Его идеями. Онъ есть νοῦς βασιλεύς (Phileb. p. 28 C, D, E), который надъ всѣмъ владычествуетъ, всѣмъ управляетъ и все раждаетъ. А отсюда понятно, что Онъ существуетъ отдѣльно отъ идей, которыя родилъ собственнымъ мышленіемъ и жизнію, состоящею въ мышленіи. Божественный умъ имѣетъ ту особенность, что мыслимое имъ дѣйствительно есть, и потому идеи дѣйствительно существуютъ, а не суть чистыя понятія. Кромѣ того, онѣ заключаютъ въ себѣ всякую истинную сущность, которая и въ этомъ мірѣ чувствопостигаемомъ усматривается какъ бы отпечатлѣнною на памятникѣ. Этихъ идей причастенъ и человѣческій умъ, ибо сроденъ самому Богу и, по выраженію пиѳагорейцевъ, какъ бы отвѣдалъ существа божественнаго. Посему хотя въ немъ и нѣтъ дѣйственности, какая у Бога, однакожъ какъ бы отпечатлѣнныя въ природѣ его понятія совершенно соотвѣтствуютъ божественнымъ идеямъ, а не суть однѣ пустыя формы сущности.

Въ заключеніе нашихъ мыслей объ отношеніи Бога къ идеямъ слѣдуетъ сказать, почему въ Платоновомъ Парменидѣ почти и не упоминается о Богѣ, тогда какъ идеи непосредственно происходятъ изъ ума божественнаго, — изъ высочайшей причины всѣхъ вещей. Но оба эти предмета, не смотря на ихъ близость и внутреннее сродство, по справедливости

Тот же текст в современной орфографии

ному, как понятия — к уму человеческому: ибо как последние происходят из нашего ума и в нём одном содержатся, так и первые имеют свой корень в совершеннейшем разуме и в нём берут свое начало. Но здесь сам собою представляется вопрос, какою надобно представлять, по Платону, природу существа божественного? — Хотя философ прямо нигде не говорит нам об этом, однакож по местам дает повод делать заключения очень вероятные. По словам Платона, Бог живет в созерцании вечной истины, то есть, идей. А из этого следует, что природа Его весьма подобна идеям; ибо каково отношение между человеческим умом и его понятиями, такое же, без сомнения, должно быть между Богом и Его идеями. Он есть νοῦς βασιλεύς (Phileb. p. 28 C, D, E), который над всем владычествует, всем управляет и всё рождает. А отсюда понятно, что Он существует отдельно от идей, которые родил собственным мышлением и жизнью, состоящею в мышлении. Божественный ум имеет ту особенность, что мыслимое им действительно есть, и потому идеи действительно существуют, а не суть чистые понятия. Кроме того, они заключают в себе всякую истинную сущность, которая и в этом мире чувствопостигаемом усматривается как бы отпечатленною на памятнике. Этих идей причастен и человеческий ум, ибо сроден самому Богу и, по выражению пифагорейцев, как бы отведал существа божественного. Посему хотя в нём и нет действенности, какая у Бога, однакож как бы отпечатленные в природе его понятия совершенно соответствуют божественным идеям, а не суть одни пустые формы сущности.

В заключение наших мыслей об отношении Бога к идеям следует сказать, почему в Платоновом Пармениде почти и не упоминается о Боге, тогда как идеи непосредственно происходят из ума божественного, — из высочайшей причины всех вещей. Но оба эти предмета, не смотря на их близость и внутреннее сродство, по справедливости