Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/356

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
351
ВВЕДЕНІЕ.

шая часть положеній не примыкаютъ непосредственно къ ученію Платона объ идеяхъ, но выводятся изъ ученій другихъ философскихъ школъ. Платонъ точно будто отступаетъ отъ своей собственной философской системы и переходитъ въ противный ему лагерь физиковъ, — какъ бы измѣняетъ самому себѣ. Нѣкоторымъ ученымъ (см., напр., Schelling, Philosophie u. Religion; Weiss, Die Idee der Gottheit) казалась невозможной такая непослѣдовательность со стороны Платона, и они сочли за лучшее вовсе не признавать его авторомъ «Тимея». Но, разсуждая такимъ образомъ, критики эти упустили изъ виду одно весьма существенное соображеніе. Платонъ, устами Тимея, не одинъ разъ настаиваетъ на томъ, что въ своихъ изслѣдованіяхъ о вещахъ рожденныхъ онъ предлагаетъ выводы не безусловно истинные, а только правдоподобные. Сюда относятся, напр., мѣста̀ — p. 20 A sqq., p. 42 E sqq. Этими оговорками философъ приглашаетъ насъ не забывать, что въ настоящемъ изслѣдованіи ведетъ насъ совершенно новымъ путемъ. Вещи, подлежащія чувствамъ, онъ различилъ отъ тѣхъ, которыя постигаются однимъ умомъ. Первыя непрестанно движутся, и потому только бываютъ, но нигдѣ не существуютъ, хотя, являясь конечными, входятъ въ общеніе съ сущностію; послѣднія же сами въ себѣ постоянны и вѣчны, и потому дѣйствительно существуютъ, а не бываютъ только, подобно первымъ. Познаніе истины, или такъ называемое знаніе, ἐπιστήμη, онъ связываетъ съ однѣми вещами божественными и вѣчными, которыя постигаются только мыслію; а мнѣнію даетъ мѣсто при разсмотрѣніи вещей чувствопостигаемыхъ. Въ этомъ ученіи Платонъ, какъ мы знаемъ, слѣдовалъ Пармениду (введ. къ «Пармениду», стр. 166—171). Но въ «Тимеѣ» предметомъ изслѣдованія служитъ главнымъ образомъ именно природа вещей рожденныхъ. Тутъ, кромѣ самого Бога и постигаемыхъ мыслію идей его, нѣтъ ничего существующаго, — все только бывающее. Поэтому, поставивъ на видъ заранѣе, что природа вещей чувственныхъ и рожден-

Тот же текст в современной орфографии

шая часть положений не примыкают непосредственно к учению Платона об идеях, но выводятся из учений других философских школ. Платон точно будто отступает от своей собственной философской системы и переходит в противный ему лагерь физиков, — как бы изменяет самому себе. Некоторым ученым (см., напр., Schelling, Philosophie u. Religion; Weiss, Die Idee der Gottheit) казалась невозможной такая непоследовательность со стороны Платона, и они сочли за лучшее вовсе не признавать его автором «Тимея». Но, рассуждая таким образом, критики эти упустили из виду одно весьма существенное соображение. Платон, устами Тимея, не один раз настаивает на том, что в своих исследованиях о вещах рожденных он предлагает выводы не безусловно истинные, а только правдоподобные. Сюда относятся, напр., места̀ — p. 20 A sqq., p. 42 E sqq. Этими оговорками философ приглашает нас не забывать, что в настоящем исследовании ведет нас совершенно новым путем. Вещи, подлежащие чувствам, он различил от тех, которые постигаются одним умом. Первые непрестанно движутся, и потому только бывают, но нигде не существуют, хотя, являясь конечными, входят в общение с сущностью; последние же сами в себе постоянны и вечны, и потому действительно существуют, а не бывают только, подобно первым. Познание истины, или так называемое знание, ἐπιστήμη, он связывает с одними вещами божественными и вечными, которые постигаются только мыслью; а мнению дает место при рассмотрении вещей чувствопостигаемых. В этом учении Платон, как мы знаем, следовал Пармениду (введ. к «Пармениду», стр. 166—171). Но в «Тимее» предметом исследования служит главным образом именно природа вещей рожденных. Тут, кроме самого Бога и постигаемых мыслью идей его, нет ничего существующего, — всё только бывающее. Поэтому, поставив на вид заранее, что природа вещей чувственных и рожден-