Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/360

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
355
ВВЕДЕНІЕ.

который Зевса представлялъ какъ образъ высочайшаго ума, повсюду царствующаго и всѣмъ управляющаго. Если же божество есть совершеннѣйшій умъ, то легко понять, какова, по Платону, должна быть его дѣятельность. Какъ священное писаніе начало вещей производитъ отъ одной воли Божіей, видя въ твореніи естественное выраженіе приписываемой божеству благости и всемогущества; такъ нашъ философъ вѣчную дѣйственность божества, поколику оно есть совершеннѣйшій умъ, поставлялъ въ мышленіи и разумѣніи, которыми и рождено все, что есть.

Но вѣчные помыслы божества — это не что иное, какъ идеи, которыхъ по необходимости причастны также человѣческія души, въ силу своего сродства съ божествомъ. И такъ, идеи происходятъ отъ божественнаго ума, почему и называются у Платона твореніемъ Божіимъ (напр., въ «Государствѣ» — X, p. 596 A sqq. и p. 593 D). Тѣмъ не менѣе, такъ какъ совершенство и сила высочайшаго Бога проявляются именно въ мышленіи и разумѣніи, онѣ не могутъ быть совершенно отдѣлены отъ божественнаго ума. Вотъ почему многіе держались мнѣнія, что Платонъ допускалъ собственно только два начала вещей, — Бога и матерію (см. Diog. Laërt. III, 69 и комментаріи Менагія). Очевидно, эти мыслители не находили вѣрныхъ признаковъ для отдѣльныхъ представленій о Богѣ и объ идеяхъ и принимали ихъ за одно. Но въ мышленіи божественнаго ума необходимо предположить одну исключительную особенность: оно и производитъ и объемлетъ собою ту истинную сущность, οὐσίαν, которой этотъ видимый міръ представляетъ намъ одно подобіе. И такъ, что̀ Богъ мыслитъ, то дѣйствительно существуетъ, и существуетъ само по себѣ, особо; а въ мірѣ эта сущность отпечатлѣвается какъ бы въ нѣкоторомъ чувственномъ образѣ. Такое представленіе о Богѣ и его дѣятельности философъ вывелъ, безъ сомнѣнія, по аналогіи, изъ законовъ дѣятельности человѣческаго ума. Такъ какъ все, что существуетъ и почитается существующимъ, мы заключаемъ въ

Тот же текст в современной орфографии

который Зевса представлял как образ высочайшего ума, повсюду царствующего и всем управляющего. Если же божество есть совершеннейший ум, то легко понять, какова, по Платону, должна быть его деятельность. Как священное писание начало вещей производит от одной воли Божией, видя в творении естественное выражение приписываемой божеству благости и всемогущества; так наш философ вечную действенность божества, поколику оно есть совершеннейший ум, поставлял в мышлении и разумении, которыми и рождено всё, что есть.

Но вечные помыслы божества — это не что иное, как идеи, которых по необходимости причастны также человеческие души, в силу своего сродства с божеством. Итак, идеи происходят от божественного ума, почему и называются у Платона творением Божиим (напр., в «Государстве» — X, p. 596 A sqq. и p. 593 D). Тем не менее, так как совершенство и сила высочайшего Бога проявляются именно в мышлении и разумении, они не могут быть совершенно отделены от божественного ума. Вот почему многие держались мнения, что Платон допускал собственно только два начала вещей, — Бога и материю (см. Diog. Laërt. III, 69 и комментарии Менагия). Очевидно, эти мыслители не находили верных признаков для отдельных представлений о Боге и об идеях и принимали их за одно. Но в мышлении божественного ума необходимо предположить одну исключительную особенность: оно и производит и объемлет собою ту истинную сущность, οὐσίαν, которой этот видимый мир представляет нам одно подобие. И так, что̀ Бог мыслит, то действительно существует, и существует само по себе, особо; а в мире эта сущность отпечатлевается как бы в некотором чувственном образе. Такое представление о Боге и его деятельности философ вывел, без сомнения, по аналогии, из законов деятельности человеческого ума. Так как всё, что существует и почитается существующим, мы заключаем в